Выпуск №24. Современный Иран (сентябрь 2013)

1867 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 11 октября 2013

Сентябрь 2013 года, события которого составили содержание очередного, 24-го номера журнала «Современный Иран», стал одним из самых «жарких» месяцев для дипломатов, экспертов и журналистов. Эскалация напряженности вокруг Сирии закончилась убедительной победой России и Ирана, благодаря твердой и последовательной позиции которых удалось достичь компромисса и остановить изготовившийся к удару Вашингтон.

Как только перестал «полыхать» сирийский дипломатический фронт, как состоялось триумфальное выступление Хасана Роухани на генеральной ассамблее ООН в Нью-Йорке и первый за последние 34 года телефонный разговор иранского президента и президента США.

Напряженная динамика сентября летописью отражена на страницах очередного номера, начинает который статья «Иранский ключ к ближневосточной двери» А. Бакланова, начальника управления международных связей Совета Федерации Федерального собрания РФ, чрезвычайного и полномочного посла, заместителя председателя Совета Ассоциации российских дипломатов. По мнению автора, находясь под жесткими экономическими санкциями стран Запада и имея сложные отношения практически со всеми соседями, Иран при этом превращается в наиболее важное государство обширного геополитического пространства, включающего Ближний и Средний Восток, Центральную и Западную Азию. Иранский аспект присутствует едва ли не во всех международных проблемах, находящихся в центре всеобщего внимания, – ядерное нераспространение, ближневосточный мирный процесс, правовой режим Каспийского моря, центральноазиатская тематика и многое другое. «Тегеран активно участвует в диалоге цивилизаций и, естественно, остается одним из основных игроков на рынке углеводородов», - особо подчеркивается в статье. В немалой степени роль Ирана возрастает благодаря трудностям, которые на волне «арабской весны» переживают другие крупнейшие страны региона, в том числе традиционный соперник Ирана – Египет, погружающийся в трясину внутриполитических столкновений. По мнению автора, это особенное место Исламской республики в современной геополитике работает на международную стабильность: «Россию, КНР, другие страны, проводящие «самостоятельный курс в международных отношениях», иранцы призывают «соединить усилия» для более успешного противостояния западному давлению. Тегеран стремится подать проблему санкций, введенных США и Евросоюзом, как агрессивные действия, направленные не только против Ирана, но и против «всех сил, сопротивляющихся диктату Вашингтона».

О двойных стандартах Запада в отношении Ирана исчерпывающе рассказывают рассекреченные документы ЦРУ периода ирано-иракской войны, агрессии «лучшего врага Америки» Саддама Хуссейна против молодой Исламской Республики Иран. О том, как США фактически санкционировали применение Хуссейном химического оружия против иранской армии, мирного населения и непокорных курдов – в материале «США и Запад участвовали в применении химического оружия против Ирана», построенного на анализе рассекреченных американских документов. Известно, что агрессия Ирака против Ирана не только отвечала геополитическим интересам США, но и была согласована с администрацией Рональда Рейгана. Ирак, да и остальной мир, рассчитывали на быстрое поражение иранской армии и самой Исламской республики. Парадоксально, но за Ирак играли и СССР, и США, но вопреки массированным поставкам самого новейшего вооружения, блицкрига у иракской армии не получилось. И тогда Саддам Хуссейн решил пойти на применение химического оружия. Знали ли об этом американцы? Из рассекреченных документов следует, что знали. Причем – знали досконально, буквально о каждом шаге Хуссейна в этом направлении. Ни для директора ЦРУ Уильяма Кейси, ни для администрации Рейгана не было секретом местонахождение иракских заводов по производству данного оружия. Оно и не удивительно, потому как эти заводы строились при активном участии германских, испанских и итальянских фирм. Для американской администрации не являлось секретом и то, что Ирак лихорадочно наращивал объемы производства отравляющих веществ на этих предприятиях, что Ирак намерен дополнительно закупить оборудование по производству химического оружия в Италии. И уж конечно, не являлось для США секретом намерение иракской стороны применять это оружие массово, и против иранской армии, и против мирного населения.

Бишкекский саммит Шанхайской организации сотрудничества, прошедший 10 сентября 2013 года, стал для нового президента Исламской Республики Иран Хасана Роухани первым выходом в «большой политический свет». Двусторонние переговоры, которые прошли у него в формате саммита позволили иранскому президенту понять перспективы Исламской Республики в этой организации и внести необходимые коррективы во внешнеполитическую линию Тегерана. О некоторых аспектах взаимоотношения Ирана и ШОС – в материале «Для ШОС принять Иран в свой «клуб» означает заявить о готовности к конфронтации с Западом». Сегодня для постоянных членов ШОС принять Исламскую Республику в свой «клуб» означает заявить о готовности к конфронтации с Западом. Кто из этих постоянных членов готов к такому повороту? Казахстан, распиаренная «многовекторность» которого все больше оборачивается ориентацией на Запад в обмен на статус «модератора» западных интересов в регионе? Описанная выше ситуация реального состояния ШОС – это ни плохо и ни хорошо, это то, что есть на самом деле, это реальность, в которой предстоит работать новому иранскому президенту. Успешность его действий будет зависеть от того, насколько он готов отказаться от глобальных подходов и предложить всем участникам Шанхайской организации актуальную повестку дня. Надежды на «стратегический диалог», который может состояться у Роухани с Путиным, несбыточны, а вопрос отношений с Китаем упирается в цены на иранские энергоносители, в вопросе которых КНР играет «на понижение». «Но есть темы, которые, безусловно, не только будут выслушаны со вниманием, но и могут послужить началом партнерства, совместных проектов, которые, из-за их геополитической значимости, вполне могут стать основой для регионального союза, внести в деятельность ШОС свежую струю, задать этой организации ряд общих целей», отмечает автор статьи.

Разумеется, в зоне самого пристального внимания редакции журнала оставались перипетии и политические интриги, связанные с иранской ядерной программой. Выступление Хасана Роухани на генеральной ассамблее ООН предельно исчерпывающе показало позицию Исламской республики: «Ни при каких обстоятельствах и никогда Иран не будет добиваться оружия массового уничтожения». В материале «Иран готов к ядерному компромиссу» делается попытка проанализировать, почему прямая и открытая позиция руководства Исламской республики в данном вопросе не вызывает ответной откровенности и готовности к диалогу на Западе. «С нашей стороны проблем не будет. У нас достаточно политической воли, чтобы решить их», – пояснил президент. Ранее Хаменеи во время встречи с представителями Корпуса стражей исламской революции сказал: «Я не против дипломатии. Я за то, чтобы чемпион проявлял снисходительность. Борец из тактических соображений может уступить, но он должен помнить, кто его противник и враг». Как утверждает Би-би-си, руководство Ирана стремится к примирению с Вашингтоном. Чтобы улучшить атмосферу для переговоров, оно выпустило из тюрьмы десять политических заключенных. Среди них Насрин Сотодех, адвокат, специализирующаяся на правах человека, и Мохсен Аминзаде, политик, требовавший реформ. Но, по мнению эксперта, загвоздка в том, что США не хотят смягчать санкции в ответ на уступки Исламской Республики.

Выступление Хасана Роухани на сессии генеральной ассамблее ООН анализируется в нескольких материалах свежего номера «Современного Ирана», причем, анализируется с разных точек зрения. Но все авторы отмечают, что в выступлении иранского президента содержался определенный сигнал для нормализации отношений с Израилем. А как Израиль отреагировал на протянутую из Тегерана руку – в материале «Израиль: оружие по правилам и без». 24 сентября, не дожидаясь выступления Роухани, премьер Израиля Биньямин Нетаньяху проинструктировал свою делегацию бойкотировать выступление Роухани на Генассамблее ООН. Это при том, что несколько ранее, в нынешнем сентябре, глава МИД ИРИ Мохаммад Джавад Зариф публично поздравил евреев с их Новым годом – Раш го-Шаной. Но Тель-Авив по-прежнему утверждает, что что израильская делегация будет присутствовать на выступлениях иранских лидеров, когда те прекратят отрицать Холокост, призывать к уничтожению еврейского государства и признают право Израиля на существование.

Это происходит на фоне того, что в последнее время целый ряд стран-членов ООН предприняли ряд мер для привлечения внимания международной общественности к ОМУ Израиля. Как и следовало ожидать, эта попытка была провалена США и их союзниками. Представитель США в агентстве заявил, что резолюция "не достигает нашей общей цели и отводит в сторону от установления зоны свободной от ОМУ на Ближнем Востоке. Вместо этого, она ослабляет конструктивный диалог для достижения этой общей цели". Такие утверждения, можно делать только в полной уверенности, что у Израиля нет ядерного оружия. А подобной уверенности у международного сообщества нет. Налицо – практика двойных стандартов к которым Запад прибегает всякий раз, когда речь заходит об Исламской республике и Израиле. Кроме того, есть все основания полагать, что вдобавок к ядерному арсеналу Тель-Авив располагает и арсеналом химического и бактериологического оружия. Косвенными признаками этого является наличие Биологического научно-исследовательского института в Несс-Ционе, в 20 км к югу от Тель-Авива. Официально институт проводит медицинские исследования для дезактивации последствий нападения с применением химического или биологического оружия. Считается, что именно здесь разрабатывались отравляющие вещества, с помощью которых совершено покушение на лидера ХАМАС Халеда Машаля в Иордании в 1997 год и на палестинского лидера Ясира Арафата в 2004 году.

Но даже очевидные факты не могут изменить воинственной антииранской риторики и полного молчания о том, что не из Тегерана, а именно из Тель-Авива сегодня исходит угроза всему региону. Холодная война против Ирана не прекращается. А значит, что не прекращается достоверный, объективный и актуальный рассказ о ней на страницах нашего журнала «Современный Иран».

Современый Иран, №24