О журнале 'Современный Иран'

Узнав о намерении выпускать в России аналитический журнал об Иране, один собеседник, уважаемый человек, заметил, что у авторов этой идеи, на- верное, не все ладно с прагматизмом, поскольку заниматься Ираном сегодня — малоперспективно. Казалось бы, с этим трудно спорить — с Ираном все дей- ствительно складывается очень сложно. Мир видит Иран искаженно, глазами западного мейнстрима. В мировых СМИ по иранской тематике господствуют черно-белые тона, штампы, обвинения, презумпция виновности. Все чаще экс- перты — западные и российские — с этаким холодным профессиональным са- дизмом пугают читателей сценариями войны против Ирана. Несмотря на кажу- щийся или искусственно нагнетаемый негатив вокруг «иранского кризиса», мы не считаем, что изучение современного Ирана не имеет перспективы.

Да, напряжение вокруг Ирана не спадает. Нападение на Иран не снято с по- вестки дня США и Израиля — концентрация вооруженных сил у иранских гра- ниц продолжается, война может вспыхнуть в любой момент. Давление оонов- ских и национальных евроатлантических «калечащих» санкций на экономику и повседневную жизнь Ирана становится ощутимым. Все чаще происходят ки- бер — и твиттер-атаки и теракты — в западных СМИ это политкорректно назы- вается «технологиями смены режима», попросту же — подготовка к свержению властей. И бесконечные бесплодные споры с МАГАТЭ, внезапные инспекции, из года в год повторяемые обвинения в «намерении создать оружие массового уничтожения», а в последнее время — еще и «связи с террористами» … Про- исходящее вокруг Ирана очень напоминает ситуацию, которая складывалась накануне американского вторжения в Ирак в марте 2003 г. Конечно, многие понимают, что Иран — не Ирак, Америка 2010 г. — не Америка 2003 г., но инте- ресы — финансовые, нефтяные, политические, военные — остаются неизмен- ными, а соблазн обрести такой ценный приз, как Иран, велик. Те, кто смотрит на Иран как на пока еще неосвоенное пространство между подконтрольным Ираком и подконтрольным Афганистаном, полагают, что раз получилось овла- деть Ираком, получится и с Ираном. Людские страдания и материальные по- тери их не волнуют. Сможет ли лауреат Нобелевской премии Б. Обама выстоять перед натиском мощных антииранских лобби, про- явит ли себя в критический момент миротворцем? Ставки в иранском вопросе действительно велики.

Перед лицом угроз президент Ирана М. Ахма- динежад демонстрирует жесткость и уверенность, выступает с расчетливо-задиристыми заявления- ми, много ездит по стране, ведет упреждающую дипломатию. Тегеран не упускает случая показать на парадах или маневрах свой военный потен- циал — и каждый раз новый вид ракет. Хватает и массовых мероприятий, призванных показать решимость народа защитить страну и исламскую революцию. Иранские СМИ пишут о стабильности внутреннего рынка, успехах в экспорте продовольствия и промышленных товаров, о разработке иранскими учеными новых технологий и т.д. — стараются показать, что все идет нормально, своим чередом — «business as usual».

Ясно, однако, что жить в режиме «калечащих» санкций и постоянного ожи- дания войны нелегко. Несмотря на усилия властей и активистов революции, перспектива войны и естественный в таких условиях жесткий нелиберальный порядок «осажденной крепости» отрицательно сказывается на жизни страны. В такой обстановке особенно важно, как поведут себя власти и народ Ирана. Немалую роль может сыграть и позиция соседних с Ираном стран, в том числе России.

И вот здесь перед журналом «Современный Иран» открывается вполне праг- матическая перспектива — прагматическая в том смысле, что именно в такой не- простой обстановке журнал может выполнять очень полезную востребованную миссию: поставлять всем тем, кто хочет понять и разобраться в происходящем в Иране и вокруг него, достоверную непредвзятую информацию и оценки при- знанных, знающих Иран экспертов о разных сторонах жизни крупной, очень интересной, своеобразной и динамично развивающейся соседней страны.

Избегая абсолютно правильных, но ставших стандартными фраз о талант- ливом народе и богатой истории, цивилизации и культуре Ирана, скажем пря- мо — эта страна заслуживает гораздо больше внимания и, главное, понимания со стороны России. Однако за исключением узкой прослойки ученых-иранистов и людей, работающих в разных сферах деловых связей с Ираном — в бизнесе, науке, культуре и др. в России, к сожалению, не слишком хорошо знают своего соседа по Каспию. А ведь его население — 70 миллионов человек — это поло- вина российского! Сегодня наш сосед проходит через важнейшую фазу своей истории и от того, какими итогами завершатся испытания, зависят не только судьбы его самого, но и судьбы его соседей, в том числе России — и, в известной степени, миропорядок. Ведь если войны избежать не удастся, трагедия затронет не только Иран — ухудшится геополитическое положение России, мир вернет- ся к совсем недавним «однополярным» временам, когда нападение под ложным предлогом, «смена режима» и пытки становились нормой международных от- ношений.

С 1978 г. Иран избрал необычный жизненный путь — он стал развивать экономику, строить го- сударство и общественно-политическую и куль- турную жизни на основе норм и идеологии ислама. У исламской власти многое получилось — каждый, кто имел возможность сравнить Иран монархи- ческий с Ираном сегодняшним, теократическим, не мог не видеть серьезных сдвигов в политике, социальной сфере, образовании, науке, медицине, правах и свободах и общем благоустройстве. Ис- ламское управление выстраивалось так, что деньги от иранской нефти стали доходить до людей. Это — интересные и, к сожале- нию, малоизвестные реалии. Они явно не нравились сторонникам жесткого се- куляризма и антиисламизма. По их пониманию, в эпоху «мусульманских войн» (термин С. Хантингтона) успешный исламский режим не должен иметь права на существование. В этом — один из истоков враждебности к Ирану, которому до сих пор удавалось защищать свой цивилизационный выбор.

В задачи журнала не входит пропаганда достижений иранских властей и ис- ламской революции — это было бы и неправильно, и контрпродуктивно. Мы смотрим на Иран открытыми глазами — ни через розовые, ни через черные очки. Наши принципы — реализм, объективность, широкий многоплановый подход, способность встать на место тех в Иране, кто принимает решения — и тех, кого эти решения затрагивают. Многие российские и зарубежные экспер- ты знают в деталях проблемы и слабости исламской революции, неизбежные в любом государстве просчеты внутренней и внешней политики. Но, уважая иранский народ, видят и другое — иранцам есть чем гордиться, они в очень трудных условиях идут своим путем развития, принимают свои собственные решения и не пасуют перед тяжелейшими вызовами. У народа и страны есть бесспорное право строить свою жизнь спокойно — без войн, терактов и элек- тронного вмешательства.

Следуя этим принципам, журнал «Современный Иран» будет выходить один раз в три месяца и предоставит свои страницы для публикации работ рос- сийских и зарубежных авторов по наиболее актуальным вопросам внутреннего положения и внешней политики страны. Специальной темой каждого номера станет эксклюзивное интервью с одним из лиц, входящих в состав руководства Ирана.

Узнав о намерении выпускать в России аналитический журнал об Иране,
один собеседник, уважаемый человек, заметил, что у авторов этой идеи, на-
верное, не все ладно с прагматизмом, поскольку заниматься Ираном сегодня —
малоперспективно. Казалось бы, с этим трудно спорить — с Ираном все дей-
ствительно складывается очень сложно. Мир видит Иран искаженно, глазами
западного мейнстрима. В мировых СМИ по иранской тематике господствуют
черно-белые тона, штампы, обвинения, презумпция виновности. Все чаще экс-
перты — западные и российские — с этаким холодным профессиональным са-
дизмом пугают читателей сценариями войны против Ирана. Несмотря на кажу-
щийся или искусственно нагнетаемый негатив вокруг «иранского кризиса», мы
не считаем, что изучение современного Ирана не имеет перспективы.
Да, напряжение вокруг Ирана не спадает. Нападение на Иран не снято с по-
вестки дня США и Израиля — концентрация вооруженных сил у иранских гра-
ниц продолжается, война может вспыхнуть в любой момент. Давление оонов-
ских и национальных евроатлантических «калечащих» санкций на экономику
и повседневную жизнь Ирана становится ощутимым. Все чаще происходят ки-
бер — и твиттер-атаки и теракты — в западных СМИ это политкорректно назы-
вается «технологиями смены режима», попросту же — подготовка к свержению
властей. И бесконечные бесплодные споры с МАГАТЭ, внезапные инспекции,
из года в год повторяемые обвинения в «намерении создать оружие массового
уничтожения», а в последнее время — еще и «связи с террористами» … Про-
исходящее вокруг Ирана очень напоминает ситуацию, которая складывалась
накануне американского вторжения в Ирак в марте 2003 г. Конечно, многие
понимают, что Иран — не Ирак, Америка 2010 г. — не Америка 2003 г., но инте-
ресы — финансовые, нефтяные, политические, военные — остаются неизмен-
ными, а соблазн обрести такой ценный приз, как Иран, велик. Те, кто смотрит
на Иран как на пока еще неосвоенное пространство между подконтрольным
Ираком и подконтрольным Афганистаном, полагают, что раз получилось овла-
деть Ираком, получится и с Ираном. Людские страдания и материальные по-
тери их не волнуют. Сможет ли лауреат Нобелевской премии Б. Обама выстоять