Выпуск №46. Современный Иран (июль 2015)

1335 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 04 августа 2015

Очередной, 46-й номер журнала «Современный Иран» вполне можно назвать знаковым. Поскольку большинство материалов в нем посвящены политическому главному событию сезона, подписанию итогового Соглашения по ядерной программе Ирана в Вене.

Редакция журнала старалась, насколько это возможно, держать своих читателей в курсе происходящего в австрийской столице, регулярно публикуя материалы о ходе переговоров. Как выяснилось позднее, что-то из опубликованного представляет теперь уже исключительно, если можно так выразиться, исторический интерес. Но некоторые выводы не потеряли свою актуальность и после заключения «Венского пакта».

События в Вене несколько отодвинули в информационном поле итоги прошедшего в Уфе саммита БРИКС и ШОС, а также результаты Санкт-Петербургского экономического форума. Но редакция журнала, естественно, не прошла мимо этих событий, посвятив каждому из них отдельную статью.

«Приезд многочисленной и представительной делегации Саудовской Аравии на Санкт-Петербургский экономический форум во главе с заместителем наследного принца, министром обороны и сыном нынешнего короля Салмана принцем Мухаммедом, а также атмосфера, в которой делегацию принимал президент Владимир Путин, как и подписанные по итогам переговоров меморандумы и соглашения на десятки миллиардов долларов вызвали много слухов и кривотолков о том, почему это произошло. Ведь хорошо известно, что Эр-Рияд никогда не отличался симпатиями к Москве», - говорится в материале «Саудовские ловушки для России?», автор которого подчеркивает: «Визит Мухаммеда бин Салмана в Москву и его щедрые посулы – это все хорошо спланированная и согласованная с Вашингтоном акция по дальнейшему удушению России. И саудовцы ничего не потеряют, даже если им позволят кое-что вложить в РФ».

«По большому счету, вопрос о том, будет ли подписано какое-то соглашение 7-го июля, 9-го июля или позже, уже не имеет принципиального значения», - отмечается в редакционном комментарии Iran.ru «Переговоры в Вене: пять дней до финиша?». – «Дело не в достигнутых договоренностях, а в том, как их намерены выполнять Вашингтон и его союзники. Ведь практически все республиканцы и часть демократов в Конгрессе, ВПК США, Израиль, Саудовская Аравия, Катар и их сателлиты никак не хотят, чтобы Иран освободился от санкций».

ШОС набирает темп, избавляется от балласта и декларации, становится более динамичной структурой. Но, все же нет пока конкретики в решениях и не разработаны механизмы оперативного и эффективного реагирования на современные вызовы и угрозы. Более того, итоги завершившегося на днях мероприятия всерьез заставляют задуматься об опасности превращения этой организации в очередной «клуб по интересам», не способный и не желающий проводить в регионе эффективную самостоятельную политику. И в вопросе членства Ирана в ШОС на уфимском саммите также прорыва не произошло. Причины этого рассматриваются в редакционном комментарии «Иран и ШОС: итоги уфимского саммита без иллюзий», в котором делается следующий вывод: «Шанхайская организация действительно перешла к переломному моменту своего развития. Но варианты ее дальнейшей судьбы не блещут разнообразием – либо государства-участники включаются в реализацию китайской концепции «экономического пространства Новый Шелковый путь» (в его сухопутном варианте), либо она стремительно повторяет судьбу «большой семерки» − тусовка на высшем уровне, переговорная площадка, состоять в которой статусно, но не для решения конкретных вопросов, исходящих из национальных интересов стран-участников».

«Итоги Вены: Дом, построенный на песке» - так называется редакционная статья Iran.ru. Ведь, эйфория охватила весь мир после новостей из Вены. Подписанное в австрийской столице итоговое Соглашение по иранской ядерной программе уже называют историческим. Политики говорят, что сложнейший вопрос мировой политики, переговоры по которому заняли ни много ни мало тринадцать лет, успешно разрешен и снят с повестки дня. Но так ли уж безоблачно выглядят перспективы достигнутого Соглашения между Ираном и «шестеркой» международных посредников?

И действительно, к принятому в Вене документу есть масса вопросов. Прежде всего, одномоментного снятия санкций, на чем так настаивал все эти годы Тегеран, не произойдет. Не будет преувеличением сказать, что ряд положений Соглашения, особенно в части контроля за его исполнением и обратимостью санкций делают документ крайне уязвимым для действий противников Ирана. Процесс снятия ограничений откровенно «размазан», уязвим для внешнего воздействия и легко обратим. На сегодняшний день гарантиями его выполнения являются только «миролюбивые намерения» Вашингтона, Лондона и Парижа, то есть, по сути, здание Соглашения выстроено «на песке».

Как бы ни убеждали нас в обратном, но точка в «иранском ядерном досье» Соглашением в Вене не поставлена. Поскольку само это досье – лишь прикрытие более серьезной проблемы: экономических и политических санкций, инструмента, которым антииранская коалиция пытается «корректировать» неугодный ей внешнеполитический курс Тегерана. Отказ от этой, с позволения сказать, дубинки – и есть главная «красная линия» для Вашингтона, Парижа, Лондона и его союзников на Ближнем и Среднем Востоке. Никаких гарантий того, что этот отказ реально произойдет, «Венский пакт», по большому счету, не предоставляет. А значит и эйфория по поводу «исторического соглашения» как минимум преждевременна.

Среди части иранских бизнесменов и в международных деловых кругах после подписания «Венского пакта» − итогового Соглашения по ядерной программе – слухи бродят один фантастичнее другого. Кто-то ожидает ливня инвестиций в экономику и огромной очереди из иностранных бизнесменов, ожидающих раздачи кусочков рынка. Кто-то говорит об обрушении цен на нефть и газ. И все это – и позитивное, и негативное – должно, по мнению комментаторов, произойти буквально со дня на день. Тема это настолько актуальная, что в цикле материалов Iran.ru, посвященный итогам венских соглашений вопросам дальнейших перспектив нефтяных и газовых рынков была посвящена отдельная статья, «Иранская нефть и газ после Венского соглашения».

«Собственно, иранская нефть сколько-нибудь серьезно начнет влиять на ценообразование не раньше конца 2016 года», - утверждается в этом материале. – «Реальные объемы иранской нефти, а не те политически ангажированные декларации, которое заявляет министерство Зангене, мировой рынок способен «переварить» без особых для себя потрясений». Аналогичной выглядит и ситуация по газу: «Даже если реализация «Венского пакта» в части снятия санкций пойдет по оптимистическому сценарию – без осложнений, даже если иностранные инвесторы в самое ближайшее время рискнут миллиардными вложениями в газовый сектор – даже при этих благоприятных условиях Иран сможет нарастить к 2020 году свой экспорт в Турцию и Европу в диапазоне от 10 до 20 миллиардов кубов, не больше». И к этой экономической реальности следует добавить политику, куда же без нее. США, конечно, горячо приветствуют намерение Европы максимально снизить за счет Ирана свою зависимость от российского газа. Но это совершенно не означает, что Вашингтон позволит европейцам безоглядно упасть в объятия иранских газовиков, у них и свой товар на продажу имеется.

Для иранского общества и правящих элит страны «Венский пакт» значит куда больше чем просто итоговое Соглашение по ядерной программе. Его подписание дает старт новому этапу политической борьбы между различными общественными силами Исламской республики. Борьбы за выбор одной из альтернатив дальнейшего пути развития – либо сохранение нынешнего антизападного курса и верности принципам Исламской революции, либо отказ от противостояния с США, проведение широких внутренних реформ и политика «прагматизма» в форме внешнеполитических компромиссов, которые в себе носят определенный риск ценностям и устоям Исламской республики. Об этом говорится в редакционной статье Iran.ru под названием «Тегеран: внутриполитическая интрига «Венского пакта»

Спекулируя на надеждах, которые родились в обществе после подписания «Венского пакта», поддерживая настроения всеобщей эйфории, иранские «реформаторы», впрочем, осознают зыбкость своего положения. Они прекрасно понимают, что сколько-нибудь заметного положительного эффекта от санкций можно ожидать не раньше, чем через год. А все это время перед ними будет стоять весьма сложная задача – сдерживать разочарование общества от несбывшихся надежд, которые они сами этому обществу внушили. До Вены было проще – все провалы в экономике можно было объяснять санкциями и коррупцией предыдущей администрации. Кто будет назначен «козлом отпущения» сейчас? – задаются вопросом в статье.

Удастся ли консерваторам эффективно заблокировать план «ползучих реформ» и не допустить перекоса политического баланса в сторону оппонентов – покажет время. «Венский пакт», помимо прочих последствий, запустил серьезный политический процесс внутри Ирана. Современные вызовы, накопившиеся проблемы в социальной и экономической сфере, безусловно, требуют ответа в виде определенных изменений и в обществе, и в управлении, и в структуре народного хозяйства. Вопреки общему заблуждению, иранские консерваторы это осознают ничуть не меньше реформаторов из президентского окружения. Но при этом считают самым важным не реформы ради реформ, а сохранение ценностей Исламской республики, социальной стабильности и политического баланса в обществе.

Тон российских обозревателей, комментирующих итоги «Венского пакта» − Соглашения по ядерной программе Ирана – в большинстве случаев уныл и пессимистичен. «Тегеран выбирает Запад», «сотрудничество с Россией будет свернуто», «иранские нефть и газ обрушат энергетический рынок, нанеся тем самым еще один удар по отечественной экономике». Существуют ли основания для подобных опасений? Безусловно. Станут ли они неприятной для Москвы реальностью завтрашнего дня? На этот вопрос пытается ответить материал «Москва и Тегеран после «Венского пакта»: расходимся?» В своем заявлении по итогам Венских договоренностей Президент Владимир Путин заявил, что «новый мощный импульс получат наши двусторонние связи с Ираном, на развитии которых более не будут сказываться внешние факторы». И несмотря на существующие сложности, отмечается в статье, «западный финансово-промышленный капитал не намерен, да и не готов немедленно начать экспансию на иранский рынок. То есть, ниша для России сохраняется, и она достаточно просторна».

Не успели высохнуть чернила под «Венским пактом», как уже успели назвать итоговое Соглашение журналисты, как сомнения в готовности выполнять подписанное стали политическими реалиями.

Тон российских обозревателей, комментирующих итоги «Венского пакта» − Соглашения по ядерной программе Ирана – в большинстве случаев уныл и пессимистичен. «Тегеран выбирает Запад», «сотрудничество с Россией будет свернуто», «иранские нефть и газ обрушат энергетический рынок, нанеся тем самым еще один удар по отечественной экономике». Существуют ли основания для подобных опасений? Безусловно. Станут ли они неприятной для Москвы реальностью завтрашнего дня? На этот вопрос пытается ответить материал «Москва и Тегеран после «Венского пакта»: расходимся?» В своем заявлении по итогам Венских договоренностей Президент Владимир Путин заявил, что «новый мощный импульс получат наши двусторонние связи с Ираном, на развитии которых более не будут сказываться внешние факторы». И несмотря на существующие сложности, отмечается в статье, «западный финансово-промышленный капитал не намерен, да и не готов немедленно начать экспансию на иранский рынок. То есть, ниша для России сохраняется, и она достаточно просторна».

Но не только Россия, Израиль, США и Саудовская Аравия задействованы в процессе реализации венских соглашений. Китай был и остается, по сути, единственной страной, которая в последнее десятилетие проводила в отношении Ирана самостоятельную политику. Учитывая, разумеется, международную конъюнктуру, но при этом ни на шаг не отступая от присущего Пекину прагматизма. Когда этого требовали интересы национальной экономики, Китай попросту игнорировал позицию Запада в иранском вопросе и введенные против Тегерана санкции. Сегодня, после подписания итогового Соглашения в Вене, у двух стран появилась реальная возможность стать стратегическими партнерами. Будет ли она реализована? Подробности – в статье «Тегеран-Пекин: амбициозный лев и крадущийся дракон», в которой, в частности, говорится: «Иран и Китай – переговорщики крайне сложные. Ко всему, в их отношениях достаточно спорных моментов и взаимного недопонимания. От того, сумеют ли они их преодолеть, во многом зависит и то, станет ли реальностью стратегическое партнерство «амбициозного льва» и «крадущегося дракона». Партнерство, способное сформировать новую политическую и экономическую реальность Востока, от Турции и Ирака до Пакистана, от Центральной Азии до Синьцзяна».

Не успели высохнуть чернила под «Венским пактом», как уже успели назвать итоговое Соглашение журналисты, как сомнения в готовности выполнять подписанное стали политическими реалиями.

«Соглашение по ядерной программе Ирана состоялось, и для своих ближневосточных соседей Тегеран предстал теперь в новом качестве – страны, с которой, возможно, будут сняты экономические санкции. Страны, сотрудничество с которой не повлечет за собой неодобрения Вашингтона. И, главное, страны, которая получит дополнительные возможности для проведения более активной внешней политики в регионе. Впрочем, антииранская позиция Эр-Рияда и Тель-Авива остается незыблемой», - отмечается в статье «Иран в новом качестве: реакция Эр-Рияда и Тель-Авива». – «Изменения, вызванные итогами Вены, коснулись этих влиятельных региональных игроков только в части их отношений с США». Заявлениями дело не ограничилось. Министр обороны США Эштон Картер посетил Саудовскую Аравию, где долго беседовал с королем Салманом и наследными принцами, объясняя им, что соглашение с Ираном ничего не изменит в американо-саудовских отношениях. Что Эр-Рияд, наряду с Тель-Авивом, по-прежнему остается главным стратегическим партнером Америки в регионе. И что этот пункт внешней политики США ревизии не подлежит. Ну а Израиль получил от США дополнительные гарантии своей безопасности и еще больший объем военной и финансовой помощи.

Каким будет выбор ШОС? Как будет развиваться дальнейшая ситуация с реализацией подписанного в Вене итогового Соглашения по иранской ядерной программе? Что нового произойдет в Иране и вокруг него? На все эти вопросы редакция постарается ответить в следующих выпусках журнала «Современный Иран».

Современый Иран, №46

Прокомментируйте блог или высказывание