Выпуск №45. Современный Иран (июнь 2015)

1290 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 16 июля 2015

В политическом плане июнь стал одним из самых жарких месяцев для иранской внешней политики и ключевого ее вопроса – переговоров по ядерной программе, завершающий раунд которых открылся в конце месяца в Вене.

Напомним, что к 31 июня должно было быть подписано итоговое Соглашение между Ираном и «шестеркой» государств-международных посредников. Но оптимизма в официальных заявлениях резко поубавилось, а мировые масс-медиа, столь падкие на обсуждение всех мелочей переговорного процесса, внезапно впали в информационную застенчивость, отделываясь сухими сообщениями об очередных консультациях. Совершенно очевидно, что процесс подготовки итогового Соглашения резко замедлился. Остается только понять, по чьей вине это произошло. Материал «Переговоры по ядерной программе Ирана: интриги в финале» пытается ответить на этот вопрос. «К заявлениям о том, что 30-го июня что-то будет подписано, в мире относятся все более скептически. Тем более, что и сами дипломаты стали поговаривать, что, дескать, эта дата совсем не обязательная… И действительно. «Если подписания Соглашения в указанные сроки не состоится – конца света не наступит», − метко заметил Верховный лидер Ирана Али Хаменеи, – «Для Ирана ничего серьезно не изменится». Как, впрочем, и для остального мира. Тем, кто намерен развивать отношения с Тегераном, санкции особо помехой не станут. Те же, кто этого всячески избегает, и при полной отмене ограничений оправдание себе найдут», - отмечается в статье.

Переговорами в Вене список значимых для иранской внешней политики событий июня не исчерпывался. Прошедшее 3-4 июня в Москве заседание совета министров иностранных дел ШОС и состоявшуюся в эти же дни конференцию «Безопасность и стабильность в регионе» наблюдатели совершенно справедливо расценили как «преддверие» июльского саммита Организации в Уфе. «Весьма сухое и сдержанное поздравление, которое Хасан Роухани отправил Владимиру Путину по случаю дня России – косвенный признак того, что итоги этого «преддверия» и подготовленные «на подпись» руководителям государств-участников ШОС документы вызвали в Тегеране откровенное разочарование», - говорится в редакционном комментарии «Иран разочарован итогами московской встречи ШОС».

Учитывая важность предстоящего саммита ШОС в Уфе, который будет проходить сразу после конференции глав государств, входящих в БРИКС, редакция «Современного Ирана» посвятила этой теме сразу несколько публикаций.

Прошедшие 3-4 июня заседание совета министров иностранных дел ШОС и конференция «Безопасность и стабильность в регионе» в Москве стали заключительным этапом масштабной подготовки к июльскому саммиту этой организации в Уфе. В ходе этих мероприятий «на трехсторонней встрече глав дипломатических ведомств Ирана, России и Китая, была достигнута договоренность о некоей «компромиссной формуле», которая сохраняет заинтересованность Тегерана в развитии сотрудничества с ШОС. Ирану гарантировано вступление в Организацию после заключения соглашений по его ядерной программе. Более того, и российский и китайский министры заверили своего коллегу Джавада Зарифа, что после того, как подписи на документах по иранскому ядерному досье будут поставлены, и Москва, и Пекин перестанут считать международные санкции основанием для каких-либо ограничений в развитии экономического и военно-технического сотрудничества с Ираном». Подробности – в статье «В преддверии саммита ШОС: иранский вопрос и другие хлопоты».

Предстоящий июльский саммит Шанхайской организации сотрудничества в Уфе должен стать началом нового этапа сотрудничества Ирана со странами так называемого «региона ШОС». Это долгожданное событие сегодня представляется как нельзя более своевременным. «Как и всякий игрок на геополитической «шахматной доске», Тегеран имеет в Средней Азии свои интересы, весьма прагматичные, специфические и порою не всегда полностью совпадающие с интересами тех же Москвы и Пекина. Но большей частью эти «несовпадения» и шероховатости являются не результатом каких-то противоречий, а обычной несогласованностью. Активная работа Ирана в Шанхайской организации сотрудничества вполне способна этот диссонанс устранить. Поскольку на ближайшую перспективу главная цель у Тегерана, Москвы и Пекина общая – стабильная, безопасная и динамично развивающаяся Центральная Азия как важнейшая часть «региона ШОС», - отмечается в материале «Иран и Центральная Азия».

Разумеется, в преддверии саммита ШОС невозможно обойти внимание ту роль, которую играет Иран в деле восстановления стабильности в Афганистане, который вот уже 37 лет, с момента Апрельской революции 1978 года, продолжает оставаться «головной болью» всего международного сообщества. «Иран, без всякого сомнения, вместе с США и СССР − в тройке мировых лидеров по объему колоссальных безвозвратных экономических затрат и политических усилий на решение «афганского вопроса», израсходованных за последние три с лишним десятка лет. Разговоры о том, что все эти затраты и усилия – неспроста, имеют под собой некую корыстную подоплеку, не выдерживают проверки статистическими данными», - говорится в статье «Иран и «афганский вопрос». – «В Тегеране уверены, что нестабильность в Афганистане, да и во всем регионе, связанная с появлением там «джихадистов», в любой момент может обостриться. Поэтому серьезно рассчитывают на то, что к односторонним иранским усилиям в решении «афганского вопроса» добавятся скоординированные на высшем уровне мирные инициативы государств-членов ШОС, поскольку это отвечает интересам всех стран региона».

Общая неудовлетворенность иранской стороны итогами генеральной репетиции саммита ШОС – прошедшего 3 июня в Москве заседания Совета министров иностранных дел государств-участников Организации – рискует принять вполне конкретную организационную форму. Участие президента Хасана Роухани в саммите, который должен пройти 8-9 июля в Уфе, до сих пор остается под вопросом. О возникшей интриге – в материале «Плюсы и минусы участия Хасана Роухани на саммите ШОС в Уфе».

Не только ядерная программа и вопросы сотрудничества с ШОС являются предметом проходящих сегодня в Тегеране дискуссий между различными политическими элитами − консерваторами, реформаторами и теми, кто находится между двумя этими лагерями. Спорят, и спорят весьма жестко, буквально по каждому пункту стоящих перед страной проблем, будь то экономика, социальная сфера, культура или внешняя политика. И столь стратегически значимый для Тегерана вопрос как отношения с Москвой также, разумеется, находится в эпицентре политических дебатов. Подробности – в редакционном комментарии «Москва как партнер. Взгляд из Тегерана».

По-прежнему самое пристальное внимание редакция «Современного Ирана» уделяет ситуации на Ближнем Востоке. Неожиданно из Эр-Рияда прозвучало заявления йеменского президента в «изгнании» Абу Мансура Хади о его намерении идти на компромиссы со своими противниками. Бежавший в Саудовскую Аравию Абу Мансур Хади согласился на переговоры с повстанцами-хуситами, хотя еще 28 мая он от этого отказывался. «Дело идет к созданию крупного арабского шиитского государства. Мир находится на пороге колоссальных изменений. Мировое сообщества вынуждено будет признать эту новую реальность. США и Запад не смогут помешать, противостоять этому процессу и, тем более, подойти к этому фактору с позиции силы. Они не смогут как раньше зайти с заднего двора и решать свои вопросы», - считает автор материла «В дверь стучится Шиитский Арабистан». – «Это арабское шиитское государство протянется вдоль всего западного берега Персидского залива, сделав его с Ираном внутренним «шиитским морем», Аравийского моря и части Красного моря. Его союз с Ираном создаст новую геополитическую реальность в мире, которая по своей финансово-экономической мощи приблизится к уровню мировой державы».

Хотя недавно произошла смена руководства Саудовской Аравии, где на руководящих постах оказались представители молодого поколения, и, по идее, королевство должно было вступить на путь реформ и модернизации, тем не менее Эр-Рияд продолжает линию на прямое вмешательство во внутренние дела соседей. «КСА создано искусственно из различных религиозных и этнических групп, а власть Аль Саудов держится на поддержании сложного баланса интересов ведущих племенных кланов. Если его расшатать, власти Аль Саудов наступит конец. Не нужно никаких государственных переворотов. Просто входящие в КСА племенные объединения выйдут из состава этой страны и объявят свои самостоятельные государственные образования». О возможном сценарии развития событий – в статье «Когда развалится саудовское королевство?»

Посещение министром обороны Саудовской Аравии принцем Мухаммедом бен Салманом – третьим человеком в иерархии королевства – экономического форума в Санкт-Петербурге и его встречу с Президентом Владимиром Путиным наблюдатели тут же назвали главной «информационной сенсацией». А после объявления о том, что министр энергетики России Александр Новак и министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими подписали договор о сотрудничестве, особо эмоциональные эксперты и журналисты в Москве заговорили о «прорыве» в российско-саудовских отношениях. Так ли это на самом деле? На этот вопрос пытается ответить материал «Прорыв» в российско-саудовских отношениях: между мифом и обманом».

Несмотря на то, что исламистская террористическая организация радикально салафитского толка «Исламское государство» действует в непосредственной близости от иранской границы на территории Ирака и Сирии, на сегодня она непосредственно не угрожает безопасности Ирана. «Однако в реалии ее действия подрывают, хотя пока и косвенно, безопасность иранского государства, а в будущем могут затронуть ее напрямую», - считает автор статьи «ИГ угрожает Ирану». «На сегодня действия ИГ подрывают позиции Тегерана в Ираке, где у власти находится шиитское правительство, в Сирии, где правят шииты-алавиты, в Йемене, где победили шииты-хуситы и в Ливане, где боевики ИГ уже провели первые атаки на позиции отрядов шиитской «Хизбаллы». Лезть в Иран игиловцы боятся. Сейчас. Но если их планы по созданию суннитского халифата на территории Ирака, Сирии, Ливана, Палестины и тем более в Аравии реализуются, то Ирану будет угрожать уже очень мощный в военном и финансовом плане противник с огромной территорией и населением. Причем опирающийся на поддержку Турции и, как утверждают, имеющий тайную симпатию со стороны США. Поэтому в интересах ИРИ разгромить этого опасного врага на его территории уже сейчас, не дожидаясь, когда он начнет экспансию на Восток», - подчеркивается в материале.

Как обычно, мы, редакция журнала «Современный Иран», надеемся, что очередной, 45-й его выпуск оказался динамичным, насыщенным и интересным читателю. Оставайтесь с нами!

Современый Иран, №45

Прокомментируйте блог или высказывание