Выпуск №41. Современный Иран (февраль 2015)

2274 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 22 апреля 2015

На материалы февральского, 41-го номера журнала «Современный Иран» в большой степени повлияла главная праздничная дата Исламской республики – 36-я годовщина Революции, событие, открывшее новую эру в истории Ближнего и Среднего Востока. Поэтому в большинстве статей, так или иначе, явно или неявно, прослеживается желание показать, чего удалось добиться за эти годы уникальному государству на внешнеполитической арене.

Журнал открывает статья «Иран: противодействие западным санкциям в банковской сфере». «С возобновлением Ираном ядерной программы в 2005 г. кольцо санкций против иранских банковских институтов стало сжиматься. Соединенные Штаты Америки регулярно обновляли экстерриториальные санкции в отношении Ирана и список иранских банков, с которыми запрещалось вести любую деятельность американским и зарубежным компаниям и банкам». – отмечает автор. – «Сильный эффект имел «двойной удар» Евросоюза в 2012 г.: эмбарго на поставки иранской нефти и отключение Ирана от международной межбанковской системы передачи информации SWIFT». Удалось ли Западу этими мерами добить Тегеран, склонить его к капитуляции? Нет, поскольку, по мнению автора, Запад, вводя санкции, не может обеспечить всеобъемлющий контроль за соблюдением установленного им санкционного режима. А опыт Тегерана по обходу барьеров в банковской сфере можно назвать достойной частью «экономики сопротивления», и этот опыт может оказаться полезным для других стран в их борьбе с эффектом западных санкций.

Российские политики и эксперты любят жаловаться на несправедливость мироустройства. Особенно – на однополярность, означающую по факту доминирование США везде и во всем. Понятно, что в ближайшее десятилетие (а то и более длительный срок) с экономическим, политическим и военным потенциалом Америки не сравняется ни одна страна. Но тогда, возможно, эффективным инструментом сдерживания глобального доминирования Вашингтона могут стать различные региональные объединения с участием Ирана? Попыткой ответить на этот вопрос является материал «Нужен ли Иран в ШОС и на других интеграционных площадках?» И главный вывод звучит следующим образом: «Сегодня членство Ирана необходимо, в первую очередь, самой этой организации. Для Тегерана это шанс активного участия в наиболее реальной из существующих интеграционных площадок. Для ШОС – возможность реализовать действительно прорывные проекты. Позволяющие, к тому же, перевести российское недовольство «несправедливым мироустройством» в весьма практическую плоскость».

На внешнюю политику любого государства, участвующего в ближневосточных процессах, всегда огромное влияние оказывают интриги и маневры Саудовской Аравии. Об одном из таких эпизодов – в материале «США и КСА попытались поссорить Россию с Ираном и Сирией». Подоплека интриги следующая - внести сомнения в ряды партнеров и вызвать трения между странами, против которых выступают США. Так произошло и на этот раз, когда 3 февраля вроде бы весьма респектабельная и солидная американская газета The New York Times написала, что чиновники из Саудовской Аравии предлагали Москве отказаться от поддержи режима Асада, обещая взамен снизить добычу нефти, что может спровоцировать рост цен на нефть.

Не менее активно действуют противники российско-иранского сближения и в другой сфере – распространяя слухи о том, что Иран является главным конкурентом России на газовом рынке. Разбору этого тезиса посвящена статья «Иранский газ и мифы о «конкуренции» с Россией», в которой подчеркивается: «Российско-иранская конкуренция в газовой сфере» − откровенная спекуляция «эффективных менеджеров» и их многочисленной экспертной обслуги. Причем – с провокационным «душком», появляющимся от усилий российского прозападного лобби измыслить любые аргументы для отказа от сотрудничества с Ираном. На ближайшие десять лет ни о какой конкуренции между Тегераном и Москвой в деликатной сфере разделов газовых рынков речи идти не может. А вот о партнерстве и совместных проектах говорить можно вполне».

Разговоры о том, что Россия и Иран приступили к более активному укреплению партнерства, в том числе в военно-политической области, вновь активно муссируются в российской, иранской и иностранной прессе. Периодически раздаются рассуждения аналитиков о том, что Россия и Иран связаны общими интересами в том, чтобы заставить Саудовскую Аравию отказаться от политики резкого снижения цен на нефть. Но в реалии дела идут далеко не так, что отвечало бы стратегическим интересам РФ и ИРИ. Подробности текущего состояния отношений между Тегераном и Москвой – в материале «Реалии и перспективы российско-иранских отношений».

Пока в России продолжают думать над тем, как выстраивать отношения с Ираном и как далеко можно идти с этой ключевой страной Ближнего Востока, в самой Исламской республике происходят достаточно сложные внутриполитические процессы, от исхода которых будет зависеть, будет ли Тегеран вообще стремиться к тесному взаимодействию с Россией или же отдаст предпочтение Западу. «Отсутствие какой-либо стратегии у России в отношении Ирана, впоследствии осязаемых результатов в течение многих лет в деле запуска эффективного партнерства РФ-ИРИ играет только на руку тем, кто всячески препятствует усилению российской роли в этом регионе», - констатируется в статье «Внутриполитическая ситуация в Иране и ее воздействие на ирано-российские отношения». – «Более того, вялая политика Москвы в отношении Ирана укрепляет внутри ИРИ позиции тех сил, которые ратуют за сближение с США и ЕС. То есть любые промедления на этом пути играют на руку только Западу, который хочет втянуть Иран в орбиту своего влияния».

Об этом же, о проблемах российской политики не только в Иране, но и на Ближнем Востоке в целом, говорится и в материале «Российская стратегия в отношении ключевых стран Ближнего Востока». «По мере осложнения военно-политической обстановки на Ближнем Востоке, где продолжается расширение зоны контроля ИГИЛ, который недавно открыл «второй фронт» в Ливии, увеличивается число сторонников экстремистских организаций, происходит дальнейшая эрозия многих арабских стран, обостряется суннито-шиитская конфронтация, встает вопрос о том, какую стратегию проводит Россия в отношении этого региона», - отмечает автор материала. – «К сожалению, анализ последних шагов нашей дипломатии, как и политическая линия Москвы на протяжении последних 10 лет, показывает, что какая-либо стройная и последовательная концепция внешней политики РФ на Ближнем Востоке фактически отсутствует. Более того, многие действия не совсем понятны и могут противоречить одно другому».

Необходимо отметить, что нынешний хаос на Ближнем Востоке – во многом результат политики США и Евросоюза в отношении иранской ядерной программы. США вместе с ЕС сейчас одержимы только одной стратегией – до последнего тянуть и в конечном итоге не подписывать соглашение по иранской ядерной программе (ИЯП). Данная стратегия во многом навязана им Израилем и Саудовской Аравией, которые смертельно боятся перспектив и величия Ирана. «И в Вашингтоне, и в Тель-Авиве, и в Эр-Рияде хотят одного – смены политического режима в Иране. Но вместо этого они получат более сильный и закаленный Иран. А главными проигравшими останутся Соединённые Штаты, которые получат мощную волну иранского антиамериканизма и потеряют свой исторический шанс восстановить отношения с Ираном», – отмечается в редакционном комментарии Iran.ru «США теряют свой исторический шанс».

Впрочем, вопрос о том, «состоится ли подписание соглашения между Ираном и «шестеркой» международных посредников?», − по большому счету, утратил свою актуальность. Важнее сейчас ответ на другой вопрос: «Удастся ли американскому президенту преодолеть вето, которое наложил на любую «сделку» с Тегераном премьер-министр Израиля?» Противостояние двух этих политиков по вопросу иранской ядерной программы сегодня достигло пика, и ясности, кто же в нем победит, так и нет. О некоторых аспектах драматических коллизий диалога Барака Обамы и Биньямина Нетаньяху - в статье «Победит ли «миротворец» Обама «неистового Биби» Нетаньяху?».

И разумеется, рассказ о содержании очередного, 41-го номера журнала «Современный Иран» был бы неполным, если не упомянуть о статьях, в которых рассматривается традиционная тема – «Иран и его отношения в регионе».  «Исламское государство» никакой серьезной военной угрозы для Ирана не представляет. И вообще, если бы речь шла именно о военной составляющей этого феномена, в одночасье взорвавшего Ближний Восток и прилегающие к нему территории, то с ним давно уже было бы покончено. «Тегеран мог бы поступить и еще проще – передоверить все «коалиции кающихся» во главе с США, которые вот уже несколько месяцев победно рапортуют о своих успехах в борьбе с «Халифатом», - отмечается в материале «Иран против «Исламского государства»: За что воюет Тегеран?» - «Однако, Иран не только не сидит, сложа руки, в ожидании, когда война против «Исламского государства» будет выиграна чужими руками, но и наращивает собственные усилия в борьбе против боевиков». Неся при этом и людские потери – только генералов Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) в боях против исламистов погибло трое, а ведь есть еще убитые офицеры и рядовые. И серьезные финансовые затраты – по различным оценкам операции против боевиков «халифата» на территории Сирии и Ирака обошлись бюджету страны с августа 2014 года в сумму от одного до полутора миллиардов долларов, включая сюда поставки военной техники и снаряжения.

«Эра Эрдогана» привела к радикальной переориентации внешней и внутренней политики Анкары. Как справедливо заметил один исследователь, для США «старой доброй Турции больше нет. Американскому госсекретарю или помощнику президента по национальной безопасности уже недостаточно, как бывало, слетать на денек в Анкару, встретиться с начальником турецкого Генштаба и решить все вопросы». Но справедливы ли утверждения о том, что дистанцируясь от Запада Турция становится ближе Ирану? Подробный разбор текущего состояния дел в диалоге между Тегераном и Анкарой – в статье «Диагноз ирано-турецких отношений – нарастающая конкуренция».

«Внешнее окружение», обстановка на Ближнем и Среднем Востоке, все 36 лет существования Исламской Республики Иран никогда не были особо благоприятными для этой страны. Но материалы, предлагаемые нашим читателям в очередном, 41-м номере журнала «Современный Иран» - лишнее доказательство, что вопреки трудностям и откровенной враждебности, санкциям и необъявленной войне – иранский народ продолжает бороться, побеждать и с уверенностью смотреть в будущее. Пожалуй, это главная оценка успешности революции, очередную годовщину которой в феврале нынешнего, 2015 года отметила страна.

Современый Иран, №41