Выпуск №30. Современный Иран (март 2014)

2118 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 02 апреля 2014

Вышел из печати тридцати, юбилейный номер журнал «Современный Иран». В этом номере опубликованы 19 аналитических статей на самые актуальные темы современного Ирана или в связи с Ираном. В данном обзоре остановимся лишь очень кратко на каждом из них.

21 марта наступил 1393-й год по иранскому солнечному календарю. Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи в своем поздравлении по случаю Нового года и праздника Новруз назвал предстоящий 1393 год, годом экономики и культуры. Каким был уходящий год для Исламской республики? Лейтмотивом иранского новогоднего настроения в этом году стала нескрываемая гордость – Иран выстоял и сохранил свои главные идеологические принципы вопреки беспрецедентной экономической блокаде и международной изоляции со стороны США и союзников Вашингтона. Ближайшие перспективы оцениваются в Иране оптимистично, страна живет ожиданиями полного закрытия иранского ядерного досье и отмены экономических санкций. В глазах иранцев уходящий 1392-й год войдет в историю страны как триумфальный год волеизъявления народа, сделавшего свой выбор в пользу демократических перемен и либерализации общества. О наиболее значительных достижениях иранского народа в деле борьбы за мир и процветание – в статье «Иран в уходящем 1392 году. Вопросы национальной безопасности».

Рассказав о годе уходящем, вполне логично сказать и о том, чего ожидают иранцы в году наступившем. Эта тема раскрывается в материале «Иран в ожидании прорывных достижений», в котором, в частности, говорится: «Новый год, как ожидается, принесет Исламской Республики целый ряд прорывных результатов. Речь идет о возможности заключения летом постоянного соглашения по ядерной программе ИРИ, снятия с нее экономических санкций и улучшения отношений с мировым сообществом. Страна готовится к бурному экономическому росту, когда санкции будут окончательно сняты, темпы роста ВВП могут составить 8-10%. Иранцы с оптимизмом смотрят в свое будущее и верят, что их страна с новым правительством президента Роухани стоит на пороге революционных перемен».

Тем более, что тезис о том, что Запад откровенно утрачивает дипломатическую и политическую инициативы, который на днях был опубликован на нашем портале, получил совершенно уникальное подтверждение. Заявление президента Ирана Хасана Роухани об отказе Ирана от создания атомной бомбы, сделанное им перед руководящим составом министерства обороны Исламской республики, открывает совершенно новые перспективы в развитии диалога Ирана с Западом, о чем рассказывает статья «Иран подтвердил свой отказ от ядерного оружия».

События на Украине эхом отозвались по всему миру, и вполне естественно, что союзник России и одна из крупнейших региональных держав, Иран, оказалась затронута «волной» киевского переворота. Три материала нового, 30-го номера «Современного Ирана» раскрывают «украинскую тематику с иранским уклоном». «Иранский урок для Украины», по мнению автора одноименной статьи, - показал, что «в Тегеране ни события в Киеве, ни использование Вашингтоном демократической фразеологии никого в заблуждение не вводит, иранский народ не сомневается в том, что американские методы «гуманитарной» интервенции повсеместно приводят к войнам. Для Ирана ситуация на Украине – это трагический урок, который преподнесен США и Западом поверившему в либеральную демократию украинскому народу».

Вполне очевидным стало то, что на фоне украинского кризиса администрация президента Обамы предпринимает попытки вбить клин в отношения России с Ираном. Поводом выбраны разногласия США и России по Украине, которые якобы могут повлиять на американо-российское сотрудничество и на переговоры по иранской ядерной программе. Представитель госдепартамента США Джен Псаки напоминает Москве о том, что Россия является частью переговорного процесса в формате 5+1 и должна оставаться активной стороной в предотвращении получения Тегераном ядерного оружия. Подробности – в материале «Россия – Украина: Взгляд из Тегерана».

И еще более очевидным является то обстоятельство, что исчерпав возможности прямого давления на Россию в связи с событиями в Крыму и на Украине, Вашингтон пустил в ход свой стратегический резерв – потенциал Саудовской Аравии и других монархий Персидского Залива. Белый дом обратился к руководству этих стран с призывом внести $15 миллиардов в пакет «срочной экономической помощи» Киеву. Нет никакого сомнения в том, что обращение Вашингтона к главному своему партнеру в мусульманском мире, Эр-Рияду, не останется без ответа, поскольку стратегические цели США и Саудовского королевства в отношении России, Ирана и Сирии всегда совпадали. О последствиях этого шага для Ирана и Украины – в статье «Саудовский козырь» в американской игре на Украине».

Разумеется, Украиной мировые события не исчерпываются, поэтому, как всегда, редакция «Современного Ирана» особое внимание уделяет двусторонним отношениям Исламской республики с другими державами. Сразу пять статей этого номера посвящены этой теме, и каждая несет в себе интересную и, зачастую, эксклюзивную информацию. «Отношения двух крупнейших стран Передней Азии пережили множество взлётов и падений. К современному этапу Турция и Иран подошли с грузом проблем, решение которых не представляется лёгким. На первый взгляд, текущий момент благоприятствует выходу двух соседей на качественно новый уровень отношений. Часть санкций Запада снята с Ирана. Перспектива восстановления отношений Тегерана с Западом вселяет надежду и в ирано-турецкие отношения», - пишет автор статьи «Иран-Турция: настороженная дружба».

Не менее интригующими выглядят перспективы ирано-египетских отношений, которые рассматриваются в статье «Ирано-египетские отношения на современном этапе», поскольку в феврале сего года судебные органы Египта предъявили бывшему президенту страны Мухаммеду Мурси неординарные обвинения. Одним из их пунктов значится шпионаж в пользу другого государства, передача ему секретных сведений об обороноспособности Египта. Под этим государством судебные органы Египта подразумевают Иран.

Еще месяц назад казалось, что нынешний баланс сил в Персидском заливе достаточно статичен: с одной стороны - находится Иран, пытающийся при новом президенте Хасане Роухани выйти из изоляции путем нормализации отношений с США, странами Запада и арабскими странами Персидского залива. С другой стороны – шесть арабских консервативных государств при лидирующей роли Саудовской Аравии, объединенных во внешне монолитную организацию Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), занимающуюся не только их экономической интеграцией, но и координацией внешней и оборонной политики, в том числе в отношении Ирана. Казалось также, что ничто не может поколебать единства стран этого Совета, в основном сплотившегося вокруг саудовского тезиса об иранской угрозе безопасности Персидского залива. Но все изменилось, и о сути этих изменений – в материале «О новой роли Ирана в Персидском заливе».

Отношения Ирана и Грузии начались с распадом СССР и за это время пережили немало колебаний. Иран одним из первых признал независимость Грузии. Политические контакты и экономические связи Ирана и Грузии за эти 22 года не отличались особой активностью. Стороны старались поддерживать связи, в первую очередь, ориентируясь на свою географическую близость. Тегеран и Тбилиси пока не вышли на реализацию крупных экономических проектов, но взаимный настрой на прорывные результаты всё же присутствует. Подробности – в материале «Иран-Грузия: трудная дорога к партнерству».

И естественно, что всегда в центре внимания оказывается антииранская политика Тель-Авива, очередной этап которой, в связи с поездкой Нетаньяху в Вашингтон, подробно разбирается в статье «Нетаньяху в США: новые и неприятные реалии для Израиля».

Кстати, визит Нетаньяху получил несколько неожиданный поворот: на состоявшейся в начале марта встрече с Нетаньяху в Вашингтоне, Барак Обама потребовал от израильского премьера прекращения практики «точечной ликвидации» иранских ученых, занимающихся ядерными разработками. Со множеством оговорок, но «неистовый Биби» пообещал, что спецслужбы Израиля выберут в отношении Ирана другую, менее «острую» тактику. Означает ли это, что реализация стратегии Меира Дагана, бывшего главы МОССАДа, провозгласившего террор против иранских ядерщиков одним из ключевых пунктов борьбы с «атомной бомбой Тегерана», завершена? Попытка ответить на этот вопрос – в материале «Израильский террор в Иране и требования США к Нетаньяху».

Серьезные изменения в американо-иранских и ирано-российских отношениях породили немалое количество мифов о причинах, а главное - последствиях этих изменений. Одна часть этих мифов – следствие откровенного невежества пишущих на «иранскую» тему. Другая – элемент информационной войны, направленной на то, чтобы посеять у российской аудитории сомнения в добросовестности Ирана как стратегического партнера России. Зачастую невежество и ложь сливаются в ядовитый коктейль, которым пытаются напоить читателя. Об одном из этих мифов читайте в статье «Миф о секретном союзе США с Ираном».

Кто те политики, которые формируют отношение к Ирану на Западе? Об одном из них, о «министре иностранных дел Евросоюза» Кэтрин Эштон – в материале «Политический легковес с нулевым признанием». Стоит ли после приведенных в статье подробностей биографии этого «специалиста по внешней политике» удивляться тому, что Эштон и подобные ей ставят Ближний Восток и мир в целом на грань катастрофы? Подробнее – в статье «Американское вторжение в Ирак и его катастрофические последствия для Ирана».

Отдельной темой любого номера нашего журнала являются российско-иранские отношения и все, что с ними связано. Не стал в этом отношении и тридцатый выпуск журнала. Военная экспансия США, как правило, сопровождается неизменным атрибутом американской внешней политики – давлением санкциями, теперь и против России. Американцы действуют без оглядки на международное право, выстраивают собственные коалиции против России и Ирана. Теперь для Москвы и Тегерана пришло время совместных действий, чтобы заставить американцев учитывать и уважать национальные интересы наших государств. Главные направления сотрудничества двух наших стран разбираются в материале «Москва готова к стратегическому сближению с Тегераном». А голосование в ООН по антироссийской резолюции, связанной с «украинским кризисом» показало, что и «Иран сделал выбор в пользу России», о чем и говорится в одноименной статье.

Стратегическое партнерство двух наших стран тем насущнее, чем острее становится конкурентная борьба Запада и союзных ему монархий в вопросах вытеснения России с рынка энергоносителей. После прихода к власти президента Хасана Роухани Тегеран стал активно предпринимать попытки нормализовать отношения не только с Западом, но и с арабскими странами Персидского залива. Глава иранского МИДа Джавад Зариф уже совершил официальные визиты в большинство из них, пытаясь внести новую струю в этот процесс. Но, видимо, тегеранскими стратегами не был до конца учтен главный фактор – истеричная боязнь Эр-Рияда любых попыток иранцев сблизиться с арабами из-за возможной утраты своей лидирующей роли в зоне Персидского залива. «Дело дошло до того, что на днях остракизму своих арабских соседей и главных партнеров по ССАГПЗ подвергся Катар, сделавший лишь робкие попытки начать газовое взаимодействие с Тегераном, причем исключительно из экономических интересов, хотя ваххабитский режим Дохи мало чем отличается в идеологическом и политическом плане от Саудовской Аравии», говорится в статье «Россия – Иран – Катар: Борьба за газовые рынки обостряется».

Еще более тревожная информация поступает из Эр-Рияда, где накануне визита в Саудовскую Аравию Барака Обамы ведутся переговоры о крупномасштабном соглашении США и КСА, направленном против интересов Москвы и Тегерана, о чем рассказывается в материале «США и СА готовят крупнейшую сделку против России и Ирана».

Но мир не теряет надежды, что Россия и Иран выстоит! Новый год – это всегда время надежд на новый и безопасный мир. И пуст эти надежды сбудутся в наступившем по иранскому календарю 1393 году! Новруз муборак, дорогие друзья!

Современый Иран, №30