Выпуск №22. Современный Иран (июль 2013)

2179 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 12 августа 2013

Избрание нового президента Исламской республики, Хасана Рухани, открывает для России и соседей Ирана целый ряд возможностей для расширения дипломатического сотрудничества и развития торгово-экономических отношений. Более того, провозглашенный новым иранским президентом курс на «умеренность во внешней политике» может послужить фундаментом новых геополитических и геоэкономических проектов с участием Исламской республики и всех заинтересованных сторон. Разумеется, что открывающиеся перспективы не могли не стать предметом анализа авторов очередного, 22-го номера «Современного Ирана».

В статье «Московский Форум стран-экспортеров газа» отмечается, что с учетом ведущейся против России «газовой войны», направленной на ее вытеснение с традиционных рынков продаж, предложения Ирана о совместных проектах, в том числе и по колоссальному месторождению «Южный Парс», вполне реальны и конкретны. Другое дело, что Вашингтон кровно заинтересован в срыве возможных российско-иранских договоренностей. Собственно, однажды это ему уже удалось. В октябре 1997 года «Газпром», французская «Total» и малазийская «Petronas» уже подписывали с Тегераном соглашение о разработке этого месторождения. Вашингтон сорвал его реализацию незатейливо и эффектно, заблокировав предоставление «Газпрому» займа на первоначальные инвестиции в проект от Экспортно-импортного банка США.В июле 2010 г. Москва и Тегеран в лице министра энергетики России Сергея Шматко и министра нефти Ирана Сейеда Масуда Мирказеми подписали так называемую дорожную карту о сотрудничестве в нефтегазовой сфере». Таким образом, очевидной и актуальной задачей становится реализация данного соглашения, ведь «без сотрудничества с Ираном у России нет шансов остановить газовую экспансию Катара. Более того, свойственная российской дипломатии «оглядка на Запад» в иранском вопросе может привести нашу страну к серьезным экономическим потерям», говорится в статье.

Еще одним направлением российско-иранского сотрудничества обязан стать «Каспийский вопрос», перипетии которого рассматриваются в статье Сергея Михеева «Хороший «плохой» сосед: Россия и Иран на Каспии». В начале июля два иранских военных катера впервые в истории посетили с дружественным визитом Астрахань. Этот визит состоялся как раз в те дни, когда уходящий президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад находился в Москве на форуме стран — экспортеров газа. Одновременно появилась информация о том, что российские военные корабли намереваются посетить Иран с ответным визитом. Причем произойдет это в рамках российско-иранских военно-морских учений, которые также будут проходить впервые в истории Каспия. Активизация контактов России и Ирана вызвала рост интереса к ситуации, которая складывается в Прикаспийском регионе. Одни говорят об этих контактах с надеждой, у других они явно вызывают опасения. Конечно, существует масса «подводных течений». Но в целом не вызывает сомнений, что на Каспии Россия должна сотрудничать с Ираном. Мы слишком долго ждали от западных стран и их союзников — стратегических и ситуативных, что они будут руководствоваться здравым смыслом в своей политике на российском направлении. Однако Запад отказался сделать это. Ну что же — у него было время подумать.

Однако, перспективы смягчения внешнеполитического курса не останавливают США и союзников по антииранской коалиции в необъявленной войне и в распространении режима калечащих санкций. «Новому президенту Ирана обещаны новые санкции» - такой исчерпывающий заголовок статьи, в которой отмечается: «надежды на то, что после сенсационной победы умеренного реформатора на президентских выборах в Иране в его отношениях с Западом начнется перезагрузка, просуществовали недолго. США не намерены смягчать свою иранскую политику. Первым подтверждением этого стала активная поддержка Вашингтоном доклада экспертов Совбеза ООН, представленного в понедельник на рассмотрение комитета по санкциям. Авторы доклада пришли к выводу, что запуски иранских баллистических ракет «Шахаб-1» и «Шахаб-3» в ходе прошлогодних учений «Великий пророк-7» стали нарушением резолюции СБ ООН N1929». В интервью CBS премьер Биньямин Нетаньяху назвал нового президента Ирана «волком в овечьей шкуре, который улыбается и создает атомную бомбу». «Мы с Обамой не раз говорили о необходимости не допустить создания Ираном ядерного оружия. После выборов особенно важно донести до Ирана неизменность этой позиции», — заявил господин Нетаньяху. По его словам, там должны знать: если санкции не сработают, Израиль предпримет военную акцию, не дожидаясь одобрения США.

Стремясь удушить Исламскую республику США раз за разом выдвигают все новые и новые требования к Тегерану. Ядерная программа Ирана — вот тот повод, который использует Запад для давления на него. Использует безосновательно, беззастенчиво передергивая и идя на откровенную ложь вроде нарисованных красным фломастером красных черточек на невразумительных рисунках, которые демонстрируются на самых высоких трибунах. Соединенные Штаты и немедленно поддержавший их Израиль вновь выдвигают практически неприемлемые требования перед началом очередного раунда «шестерки» и Ирана. При этом озвучивается угроза применения новых санкций в случае отказа Ирана выполнить эти требования. Об этом – в статье «Перед началом очередного раунда «шестерки» США выдвигает новые требования Ирану». Впрочем, как отмечает автор, «угрозы Соединенных Штатов говорят о том, что у них нет иных инструментов давления на Иран. Те же, что имеются, не оказывают какого-либо решающего влияния на политику его руководства. Это означает, что Иран может довольно спокойно относиться к возможным угрозам со стороны США. В условиях, когда Штаты не могут позволить себе военное решение иранской проблемы, все остальные их возможности попросту «провисают».

В деле нагнетания антииранской истерии огромную роль играют откровенный подлог и провокации, которые осуществляют террористические организации, созданные и поддерживаемые США с целью дестабилизировать обстановку как внутри Исламской республики, так и вокруг нее. Об одном из совершенно «свежих» эпизодов необъявленной войны против Ирана и о провокациях вокруг его ядерной программы рассказывает статья «Подвиг моджахеда-разведчика». Моджахеды иранского народа» (МЕК), организация, воевавшая с Исламской Республикой со времен агрессии Саддама Хусейна, причастная к убийству граждан США, внесенная в список террористических групп Госдепа, а затем «внезапно» оттуда исключенная, совершила недавно сущий «подвиг разведчика», выдав «на-гора» информацию о наличии сверхсекретных иранских ядерных объектах в 70 километрах от Тегерана. Сенсацией это сообщение не стало, даже западные масс-медиа, особо не затрудняющие себя проверкой достоверности любого негатива об Иране, отнеслись к сообщению весьма скептически и не преминули снабдить информацию МЕК указанием на «неоднозначность» этой организации. Но «если звезды зажигаются, значит, это кому-то нужно», не следует воспринимать это событие излишне легковесно, в истории с «подвигом» моджахедов-разведчиков заинтересованных в получении даже откровенной дезинформации сторон хватает, а любая, пусть и бредовая, информация через некоторое время вполне может «выстрелить».

Впрочем, вопреки всем усилиям антииранской коалиции Запада, вопреки бешеной активности израильского лобби в США, вопреки режиму «калечащих санкций», Исламская республика продолжает динамично развиваться, что особенно заметно в состоянии иранской науки – основного критерия нынешнего общества. Статья «Иранская наука: Развитие, которое поражает воображение» раскрывает перед нами целый парад достижений иранских ученых, совершивших прорыв в целом ряде областей и выведших Иран в лидеры научного знания. Пожалуй, наибольший успех ИРИ может праздновать в сфере нанотехнологий. В данной сфере Иран занимает первое место среди всех мусульманских государств и восьмое — в мире. По состоянию на март 2013 года ученым Исламской Республики принадлежит 4% мировых научных разработок в области нанотехнологий. Успехи Ирана в развитии данной области выглядят поистине удивительными, учитывая, что с 2000 по 2012 годы страна поднялась на 50 пунктов в рейтинге лидеров. По данным на 2012 год в Исламской Республике ежемесячно публиковалось 10 научных статей по нанотехнологиям. Для сравнения — в 2000-м году подобных исследований в стране появилось лишь 8 за весь год. На долю Ирана приходится 43% нанопродукции всего мусульманского мира. Далее с большим отрывом следуют Турция (12%), Малайзия (11%) и Египет (8%). На территории Исламской Республики 25 компаний производят нанопродукцию для строительства, 10 фирм обеспечивают нанотехнологиями автомобильную промышленность.

Во многом успех иранской науки обусловлен таким важным фактором, как высокий уровень общего и профессионального образования. Особенностью иранской ментальности является отсутствие такого хорошо известного в России понятия, как шпаргалка. Каждый иранец с детства приучается к тому, что сданный экзамен или тест — необходимое условие его высокой самооценки. В этой связи, такое явление, как списывание в Иране, фактически, невозможно. Достоинства подобного подхода красноречиво демонстрируют успехи иранских школьников на международных олимпиадах и конкурсах. Так, на 44-й всемирной олимпиаде по физике иранцам достались 3 золотые, одна серебряная и одна бронзовая медаль. Общее число обучающихся на разном уровне в ИРИ составляет 18,9 миллиона человек. Из них 1 миллион 300 тысяч — студенты высших учебных заведений, которых насчитывается 440. Среди них — 87 университетов, 23 института, 115 исламских университетов, 120 университетов «Пейаме нур», 70 очных институтов и 6 центров высшего образования. Интересным фактом является то, что более 60% студентов в Иране — женщины.

Трудно не согласиться с выводом, который делает автор статьи: «Учитывая темпы развития науки в Иране, а также несомненные достижения его ученых, похоже, в ближайшем будущем Исламская Республика Иран превратится в один из ведущих центров мирового прогресса».

Разумеется, данными статьями содержание более чем 100-страничного очередного номера «Современного Ирана» не исчерпывается. Другие, не менее интересные статьи – ждут своего читателя.

Современый Иран, №22