Выпуск №21. Современный Иран (июнь 2013)

1888 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 13 июля 2013

Вышел в свет очередной, двадцать первый номер ежемесячного журнала «Современный Иран». Вполне ожидаемо, главной темой выпуска стали прошедшие в Исламской республике одиннадцатые уже президентские выборы. Исламская республика вновь удивила мир, опровергнув мифы о предсказуемости итогов этих выборов и апатии основной массы населения. Лидирующее место на выборах представителя реформаторского крыла иранской политической элиты Хасана Рухани, невысокие показатели представителей консерваторов, высокая явка избирателей (хотя и в лучших традициях иранской ментальности – с опозданием) – все это говорит о том, что выборы были действительно свободным волеизъявлением иранского народа. Мир еще раз убедился в том, что на сегодняшний день Иран – наиболее демократичное государство региона. Более демократичное, чем все ближневосточные стратегические партнеры США, входящие в антииранскую коалицию.

Голосованию на одиннадцатых президентских выборах в Исламской республике предстоит войти в историю как самому продолжительному, поскольку время этого голосования продлевалось несколько раз. Высокая явка избирателей – достаточно убедительный ответ критикам, говорившим, что «подбор допущенных к президентской гонке участников был таким, что исход голосования ничего не изменит», что сами выборы безразличны большинству иранцев. Иранцы, как оказалось, думали иначе. Итак, подводя итоги выборов, следует признать несколько очевидных вещей:

Во-первых, иранское общество консолидировано вокруг своего руководства гораздо больше, чем это представлялось Западу. Кредит доверия власти, несмотря на достаточно непростую экономическую ситуацию, достаточно высок.

Во-вторых, ни одна из двух основных соперничающих политических элит не получит по итогам выборов явного преимущества. Внутриполитический баланс, сохранение которого является стратегической задачей Верховного лидера, вновь достигнут.

В-третьих, по итогам выборов антиамериканская и антизападная риторика нового иранского президента Хасана Рухани хотя и будут смягчены, но это отнюдь не означает, что Исламская республика пойдет на односторонние уступки. Разумный компромисс, взаимовыгодные решения – разумеется, но только на условиях взаимности и равноправия.

В статье «Иран ответил триумфом демократии на «арабскую весну» в частности говорится: «Иранцы рассчитывают, что новый президент выступит инициатором политики «инфитаха» — либерализации, как в экономической, так и во внутриполитической сфере. В своей предвыборной программе Рухани обещал, что после избрания разработает «Хартию гражданских свобод» и выпустит из тюрем политических узников, в том числе, вождей и активистов «зеленой волны», пытавшихся четыре года назад путем уличной конфронтации оспорить результаты президентских выборов, на которых победил Махмуд Ахмадинежад».

Исправить «испорченные за прошедшие восемь лет отношения Тегерана с остальным миром» - решать эту проблему победивший на выборах кандидат намерен «вернув этику в политику». Роухани позиционирует себя как последовательный сторонник диалога, готовый на компромиссы с Западом во имя снятия с Ирана экономических санкций, но при строгом соблюдении национальных интересов Исламской республики.

Материал «Можно ли верить предвыборным лозунгам кандидатов?» знакомит читателей с основными положениями предвыборных программ участников президентской гонки.

Статья Владимира Сажина «Портрет фаворита» рассказывает об одном из кандидатов, Мохаммаде Багере Калибафе. Его кредо: «Я не верю в популизм и одурачивание народа — мой подход всегда был логическим, научным и системным». Политические взгляды его довольно эклектичны. В них сочетается исламский консерватизм с необходимостью реформ. Он — государственник, сторонник жесткой защиты устоев исламской республики. И в то же время современный менеджер-бизнесмен, который ездит на работу на мотоцикле и часто садится за штурвал самолета, чтобы поддержать форму.

О реакции консервативного лагеря на итоги президентских- выборов рассказывает Самина Растгари в материале «Иранские консерваторы ищут виновного в поражении на президентских выборах»: «Консервативные газеты и новостные агентства уже были готовы праздновать победу, когда 16 июня объявили, что окон- чательную победу на выборах одержал реформатор Хасан Роухани. Вслед за этим все они стали анализировать причины поражения консерваторов. Одни взялись обвинять Джалили, другие — Галибафа, третьи — Велаяти, однако все они стараются подчеркнуть несхожесть действий Ахмадинежада с политикой консерваторов и обвиняют его одного в победе реформаторов».

Впрочем, при всем драматизме и державшейся до конца интриге, одиннадцатые выборы президента Исламской республики уже стали историей, причем – не самой худшей ее страницей. Новый президент Ирана, Хасан Рухани, стал той фигурой, действия которой эксперты рассматривают с самых различных позиций, пытаясь спрогнозировать поведение нового иранского президента на международной арене. В статье «Изысканный интеллектуал для нового Ирана» Шамиль Султанов отмечает, что за Рухани голосовали представители самых различных слоев населения — от прозападных молодежных групп до беднейшего населения сельских про- винций и ультраконсервативного духовенства. Так что, новый президент стал как бы символом нового объединения иранского социума. Хасан Рухани слывет изысканным и высокопрофессиональным интеллектуалом. Он написал значительное количество книг и статей, посвященных проблемам национальной и глобальной безопасности, внешней и внутренней политики ИРИ, ядерной программе страны, вопросам шиитского богословия. У него три ученые степени по юриспруденции, в том числе он защитил докторскую диссертацию в Шотландии. Рухани возглавляет очень влиятельный Центр стратегических исследований и является редактором трех серьезных ежеквартальных журналов, посвященных научным и стратегическим исследованиям, а также вопросам внешней политики. Он свободно говорит на английском, немецком, русском, арабском, французском языках. Имеет вкус и потенциал к действительному стратегическому мышлению.

По своим психологическим качествам Хасан Рухани очень закрытый поли- тик, но в то же время идеологически ориентированный, дисциплинированный и скрупулезный. Хорошо разбирается в людях, может устанавливать эффективные коммуникационные связи даже с противниками. Обладает ярко выраженными организаторскими способностями и незаурядной политической волей. Способен формировать многослойные политические коалиции.

Что касается России, то развитие и углубление отношений с Москвой, скорее всего, станут одним из приоритетных направлений внешней политики нового иранского президента, считает Раджаб Сафаров. «Рухани — прагматик, и поэтому при нем отношения с Россией как минимум не ухудшатся. А скорее всего, следует ожидать проявления интереса со стороны Ирана эти отношения активизировать. Подход здесь прагматический: Россия важна для Ирана в качестве серьезного игрока по решению проблем Каспия, а также для как можно быстрого входа в Шанхайскую организацию сотрудничества. Я лично общался с Рухани. Он хорошо относится к России», — отметил эксперт.

Для объективного наблюдателя давно уже стало ясно, что «Сирия и Иран – «красная линия» для России», собственно, так и озаглавлена статья Игоря Панкратенко, в которой автор отмечает: «Беспрецедентное давление, которое западные «коллеги» Путина оказывают на него в ходе встречи «Большой восьмерки», убедительно доказывает, что при всем многообразии внешних проблем и угроз извне, «сирийский узел» и иранская ядерная программа являются своеобразной «красной линией» для внешней политики России. Главным вопросом, решение которого определит положение нашей страны в мировом сообществе на много лет вперед. Именно в этих двух вопросах решается сейчас главное – проявит ли себя Россия как самостоятельный игрок на международной арене, способный отстаивать собственные интересы или же вновь уступит стратегические позиции в обмен на моральное одобрение Запада. Именно моральное, потому как более ничего и не предлагается. Готовы ли российские элиты к этому вызову? Осознают ли они, что западные «партнеры» откровенно лгут и в любой момент готовы отказаться от взятых на себя обязательств?»

Другой важный вопрос, который стоит перед иранским руководством – продолжение переговоров с Западом по ядерной программе. В своей статье «Радужная перспектива ядерных переговоров с приходом к власти «шейха-дипломата», Насрин Вазири пишет, что «после выбора Хасана Роухани президентом Ирана не прошло и недели, как начал таять лед дипломатических отношений этой страны с внешним миром. Уже само по себе это позволяет надеяться на радужные перспективы следующего раунда переговоров по ядерной проблеме». Очевидно, иностранные участники переговоров условились продолжить обсуждение проблемы уже с новым правительством Ирана, которое должен возглавить бывший представитель Тегерана на ядерных переговорах. При этом кажется сомнительным, что главным переговорщиком с иранской стороны останется все тот же генеральный секретарь Высшего совета национальной безопасности Саид Джалили, также баллотировавшийся на выборах президента. Такой вывод позволяет сделать то, что еще на предвыборных теледебатах оба политика продемонстрировали свои разные позиции по ядерной проблеме. В целом, прошлые и нынешние иранские руководители переговорного процесса жестко критикуют друг друга. Одни обвиняются в реакционности, другие в том, что так и не смогли достичь никакого результата.

Разумеется, не остался обойденным вниманием авторов нашего журнала и такой острый вопрос, как отношения Исламской республики с ее ближайшими соседями. В статье «Трудное наследство напряженных отношений с арабскими государствами» Мохаммад Фаразманд отмечает, что новый президент Ирана Хасан Рухани хорошо знаком в арабских странах, особенно тех, которые граничат с Ираном. Как он сам сказал на своей первой пресс-конференции, именно благодаря его усилиям в 1998 году было подписано соглашение о безопасности между Ираном и Саудовской Аравией. Роухани также пользуется поддержкой бывших президентов Исламской Республики Али Акбара Хашеми-Рафсанджани и Мохаммада Хатами, которые по-прежнему у арабов на высоком счету. Главы арабских государств были одними из первых, кто поздравил Роухани с победой на выборах и пожелал ему успехов.

Все это можно считать проблесками надежды на изменение отношений Исламской республики с арабскими странами. Их нынешнее состояние совсем не то, что было до президентства Ахмадинежада. Он пришел к власти тогда, когда Иран спустя 16 лет политической разрядки смог наладить свои отношения с соседними арабскими государствами и преодолеть негативные последствия навязанной войны с Ираком. В 2005 году, то есть к концу правления предшественника Ахмадинежада президента Хатами, отношения Ирана со всеми арабскими странами, кроме Египта, достигли наивысшего уровня. Роль Ирана возросла не только на официальном правительственном уровне, к нему стало лучше относиться и само общество арабских стран. Автор уверен, что избрание Рухани продолжит развитие дружеских отношений Ирана со своими ближайшими соседями.

Конечно, содержание номера не исчерпывается материалами, упомянутыми в этом кратком обзоре. Поэтому – предлагаем просто прочесть нашим уважаемым читателям весь журнал.

Современый Иран, №21

Прокомментируйте блог или высказывание