Выпуск №20. Современный Иран (май 2013)

1948 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 07 июня 2013

Безусловно, президентские выборы в Иране, которые состоятся 14 июня нынешнего года являются одним из наиболее важных событий не только в Исламской республике, но и далеко за ее пределами. Именно поэтому статья «Кем являются шесть претендентов на пост президента?», в которой анализируется «пасьянс кандидатов» и возможные коалиции в ходе выборов, открывает очередной, 20-й номер «Современного Ирана».

Материал «Краткий взгляд на историю президентских выборов в Иране» рассматривает историю выборов президента Исламской республики, начиная с 1980 года. Приводятся статистические данные по выборам, явке, кандидатам… Приведенные данные неоспоримо свидетельствуют о высоком уровне демократии и народного волеизъявления в стране, которую западные пропагандисты пытаются представить «диктатурой» и тоталитарным государством. Приведенные в статье факты полностью опровергают это утверждение. Можно сказать, что созданный с 1979 года симбиоз религиозности и народовластия в политике является одним из уникальных достижений Исламской республики.

Кстати, комментируя снятие с избирательной гонки в Иране ряда кандидатов, госсекретарь США Джон Керри уже назвал  выборы  14  июня  несвободными  и  не  отвечающими  стандартам демократии. Заранее не признав итоги выборов, Вашингтон поддержал  противников  режима  внутри страны, выступающих за его смену по «оранжевому сценарию». Тегеран вполне обоснованно расценил это как вмешательство во внутренние дела. Ответом на давление США становится усиление позиций  консервативных  кандидатов, сделавших  антиамериканизм  ключевым  тезисом  предвыборной  кампании. О перипетиях вокруг «демократичности выборов» - в материале «Выборы президента Ирана  оспорили досрочно».

«Можно ли всерьез утверждать, что турки и азербайджанцы представляют  единую и однородную этническую группу, основываясь на тезисах об общем происхождении, общей культуре и общей исторической памяти, широко разрекламированных в современном азербайджано-турецком общественно-политическом дискурсе?» Именно такой серьезный вопрос, имеющий не столько историческое, сколько вполне политико-прикладное значение, ставит в своем материале «От «Арийского простора» до Азербайджанского мифа» исследователь Гарник Асатрян. Проведя анализ большого объема исторических и этнографических источников,  критически разобрав проблемы историографии и формирующегося на наших глазах нового политического мифа о тюркском пространстве, он приходит к выводу, что «исторически население Аррана и Ширвана (т. е. нынешней Азербайджанской Республики) и тюркоязычные обитатели северо-запада Ирана, атурпатаканцы  (которые  и  есть  истинные  азербайджанцы),  в  течение  многих веков, особенно в Сефевидский период, были в постоянных враждебных отношениях с османскими турками. Эти группы, т. е. население Атурпатакана (в северо-западном Иране) и юго-восточного Кавказа (граждане сегодняшней Азербайджанской Республики) и османские турки находились не только в постоянной борьбе друг с другом, но и были носителями двух разных идеологий — соответственно шиитской и суннитской. Следовательно, «общая историческая память» этих народов может содержать разве что рефлексии о взаимной вражде, войнах и резне...»

Развенчанию еще одного политического мифа, созданного для дискредитации Исламской республики Иран, посвящена статья «В Иране не бывает политических казней». Поводом для ее написания стало появление нового отчета Госдепартамента США о соблюдении прав человека в Иране. Глава судебной власти Исламской республики Садек Амоли-Лариджани, мнение которого цитируется в статье, совершенно справедливо указывает, что в основу американского отчета легла точка зрения убежденных противников Ирана. Комментируя отчет, Амоли-Лариджани замечает: ««Вспомним о плачевном положении заключенных в американских тюрьмах Гуантанамо и Абу-Грейб и о тех репортажах и фотографиях, которые появляются в прессе. Все это ставит под сомнение убежденность США в соблюдению прав человека». Амоли-Лариджани особо подчеркнул, что в Иране казнят вовсе не из-за политических убеждений, а из-за попыток вооруженного сопротивления властям Исламской Республики, что само по себе уже не является политикой. «Большинство смертных приговоров в Иране, — заявил чиновник, — выносится по делам о контрабанде наркотиков в особо крупных размерах. Это происходит, потому что Иран считает своим моральным долгом противостоять продавцам смерти, хотя большая часть задерживаемых партий наркотиков предназначается именно для стран Европы и Америки».

«Новая масштабная провокация  США в Персидском заливе» - исчерпывающе точное название статьи о масштабных учениях США в Персидском заливе, прошедших с 6 по 30 мая. По  официальной версии  Пентагона,  в  ходе   маневров  были отработаны  «операции  по  обеспечению  безопасности на море, защите международной торговли, береговой инфраструктуры (нефтяных терминалов), совершенствованию методов поиска и нейтрализации мин, ведению противоминной борьбы с помощью авиации, а также отработка действий по сопровождению гражданских судов и высадке десантов». В этих учениях приняли участие 35 боевых и вспомогательных военных кораблей, 18 беспилотных подводных аппаратов и более 100 дайверов-саперов.  На  «борьбу  с  минами»  Вашингтон  направил  сразу  три  авианосца в сопровождении ракетных крейсеров, фрегатов, эсминцев, тральщиков и десантных кораблей с более чем тысячей морских пехотинцев на борту. По мнению ряда представителей даже западной прессы, данные учения США и их союзников можно рассматривать как последнюю стадию подготовки к военной операции Израиля и США против Исламской Республики Иран. Не верят в мирный характер учений и самые преданные союзники США — британцы. Так, буквально накануне, издание «Санди телеграф» привело данные своих источников, согласно которым участники  предстоящих  учений,  «вылавливая  мины»,  в  действительности ждут превентивного удара Израиля по иранским ядерным объектам. Следует также учитывать, что очередная «демонстрация военной силы» и «бряцание оружием» со стороны США и их союзников проходят в условиях общего обострения ситуации в регионе Ближнего Востока. Таким образом, дальнейшая милитаризация региона Ближнего Востока и масштабные военные учения США, НАТО и их региональных союзников в Персидском заливе значительно усиливают опасность новых вооруженных столкновений и провокаций в этом стратегически важном и взрывоопасном регионе.

«Израиль, Иран и сирийский вопрос». Именно так, наверное, выглядит сегодня конфигурация одного из самых сложных, острых и кровавых конфликтов, сотрясающего Ближний Восток. В результате  безуспешных  попыток  свергнуть  режим  Б.Асада,  на авансцене  в  «сирийской  драме»  все  чаще  начинает  появляться Израиль,  для  которого  затягивание  данной  темы  сильно  препятствует решению, пожалуй, «ключевого» вопроса собственной внешней политики — иранского. Судя по всему, Израиль действительно устал пассивно ждать и безучастно наблюдать, как его западные союзники вместе с монархиями Персидского залива безуспешно «возятся» с режимом Б.Асада. Ведь, по убеждению Тель-Авива, пора уже что-то делать с Ираном, поскольку Иран — это как раз то, чего больше всего боится в регионе «либерально-демократическая цивилизация». Можно предположить, что в условиях, когда «раскрутить на войну» с Ираном нынешнюю американскую администрацию очень непросто, педалирование на «химической» теме, а также на теме распространения тяжелого вооружения и систем противовоздушной обороны среди исламистских организаций по периметру северной границы Израиля — это прекрасное основание для Тель-Авива зажечь фитиль потенциальной атаки по сирийским  химическим  (а  «под  шумок»  и  другим  стратегическим)  объектам  в надежде на последующий плавный переход военной кампании на иранскую территорию.

«Иран, каким мы его не видели». Статья под таким названием содержит уникальные личные впечатления россиян от посещения удивительной и прекрасной страны. Знакомство с Ираном что называется «лицом к лицу» полностью опровергает устоявшиеся (и навязываемые извне) штампы и стереотипы. «Я  думал,  что иранцы  пишут  и  разговаривают  на арабском и молятся своему богу, которого называют Аллахом. Женщины ходят в парандже черного цвета, которое закрывает лицо и оставляет лишь прорезь для глаз. Еще я знал, что там очень строгие законы, и даже зарубежным туристкам нужно ходить в парандже. Мне казалось, женщинам особенно опасно ехать в эту страну, потому что они могут попасть в рабство. Из репортажей мне было известно, что Иран разрабатывает ядерное оружие и, чтобы этого не допустить, другие страны постоянно вводят против него санкции. В Иране живут террористы, которые спонсируются правительством, поэтому Джордж Буш назвал эту страну «осью зла» - пишет автор.

Но, как оказалось, иранская действительность полностью разрушает и опасения, и навязанные пропагандой штампы. «В Коране сказано, что нельзя обманывать, воровать и обсчитывать, и многие люди стараются следовать этим принципам. За несколько месяцев моего пребывания в Иране и общения с другими путешественниками мне не довелось услышать ни об одном случае воровства у туристов. Меня ни разу не обсчитывали на базаре, только было несколько случаев недопонимания с таксистами. Большое заблуждение думать, что иранские женщины бесправные. На самом деле многие из них принимают  в  семье  самостоятельные  решения, многие  зарабатывают  деньги,  а  некоторые  даже разводятся и уходят от своих мужей. Теперь немного о кухне. Если у вас мало времени, то наилучший способ попробовать блюда иранской кухни — пойти вечером в традиционный ресторан на шведский стол, где будут представлены более полусотни национальных шедевров. Если вы придете в гости, то для вас обязательно приготовят что-нибудь национальное. В противном случае в разных уголках страны вы будете дегустировать одинаковый на вкус кебаб с рисом и «сэндвичи» с пиццей, а когда приедете домой, обязательно напишите, что кроме кебаба в Иране больше ничего не едят. И конечно, будете не правы. Я попробовал в Иране около тридцати различных блюд и могу утверждать, что иранская кухня крайне разнообразна»... «После путешествия по Ирану мои взгляды кардинально изменились. Как я и подозревал, все опасности крайне преувеличены, а многие вещи оказались на деле совсем не такими, как мы привыкли о них думать».

Наверное, в этом и есть главное достижение Исламской республики. Именно повседневная жизнь, быт и реальность простых иранцев служат самым убедительным аргументом против антииранской пропаганды и делают людей сторонниками Исламской республики после непродолжительного знакомства с иранской повседневностью…

Современый Иран, №20