Выпуск №8. Современный Иран (май 2012)

1795 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 30 апреля 2013

В очередном выпуске «Современного Ирана» рассматривается саамы широкий круг вопросов, от внутренней ситуации в Исламской Республике до внешней политики Тегерана в Африке и Евразии.

В своей статье «Внутриполитическая обстановка в Иране – апрель 2012» Виктор Надеин-Раевский, в частности, пишет: «Внутриполитическая     обстановка  в  Иране  после предвыборных    страстей разрядилась     и     народ встретил иранский новый год,  который  растягивается  в  стране  практически  на  целый  месяц.

Праздничное  настроение  иранцев не  смогли  поколебать  ни  угрозы израильской атаки на ядерные объекты  Ирана,  ни  ужесточение  санкций против Исламской Республики. Собственно  израильские  угрозы  раздаются  уже  не  первый  год  и  к  ним, похоже, население давно привыкло, оставив заботу о безопасности страны «силовикам».

Однако, несмотря на некоторое охлаждение внутриполитических страстей, в апреле все-таки проходили горячие политические дебаты, по крайней мере, в иранском меджлисе. На сей раз всплеск дебатов в парламенте состоялся вокруг экологических проблем страны. В последние годы в стране широко обсуждались масштабные ирригационные проекты. Наконец, наступил «момент истины» — правительство решило приступить к их реализации некоторых их них. В апреле 2012 года об этом объявил президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.

Весной 2012 года кроме реальных экологических проблем иранская экономика столкнулись с уже знакомой  для  Исламской  республики  виртуальной  проблемой  —  атаками  в  киберпространстве. На сей раз команды хакеров нанесли удар по объектам нефтяной промышленности Ирана. В сетях министерства нефтяной промышленности и предприятий отрасли появился новый вирус «Viper». Для отражения этой атаки и предотвращения подобных атак в будущем, в министерстве нефти был оперативно создан кризисный центр. Иранские СМИ сообщили, что от  кибератак  пострадало  министерство  нефти  и  ряд  дочерних  компаний.

Впрочем, на развитие внутриполитической ситуации в Иране по-прежнему оказывает влияние давление извне, и попытки подорвать ситуацию в стране.  Естественно,  что  иранские  правоохранители,  несмотря  на  праздничные настроения в связи с иранским Новым годом — праздником Новруз, не снижали активности и, в апреле 2012 года сообщили о новых успехах в  борьбе  с  сепаратистами  в  провинции  Систан-Белуджистан». Материал Джавада Шабири «Арабские монархии Персидского залива – страх как фундамент объединения» рассматривает тему иранофобии на Аравийском полуострове. «Выдающейся и общей чертой монархий Персидского залива является боязнь Ирана. И боязнь эта, как в случае с Израилем и Азербайджаном, не менее участников CCG страдающих острой иранофобией носит «экзистенциальный» характер, то есть не подкреплена логикой. Но, как и в случае с глубокой интеграцией, иранофобия у каждого участника CCG имеет свои нюансы, и борются с ней в каждом государстве по разному…

Основная причина волнений в Аравии — отнюдь не мифическая «рука Ирана», а вполне себе реальный эгоизм правящей арабской верхушки. Вчерашняя встреча в Эр-Рияде показала, что кроме Саудовской Аравии и Бахрейна это понимают практически все участники CCG. А вслед за этим пониманием разрабатывается и новая тактика стран Залива в отношении Исламской Республики — от противостояния к конструктивному диалогу. В основе интеграционных процессов на аравийском полуострове лежит самый прочный фундамент — страх за свое будущее и необходимость физического выживания династий. Согласитесь, страх за собственное будущее — очень сильный стимул, позволяющий преодолеть невероятное…»

Об общности позиций России и Исламской Республики и необходимости сотрудничества в вопросах урегулирования правового статуса Каспийского номера пишет в материале «Каспийское море: Россия и Иран обречены на союзные отношения» Николай Кольчугин. «Политическое,   экономическое   и культурное влияние России в Азербайджане, Казахстане и Туркменистане явно преувеличено и в настоящий  момент  уменьшается.  Нельзя не признать, что стремление постсоветских государств проводить самостоятельную  внешнюю  политику,  желание  придерживаться  дипломатического  разнообразия  в  выборе  политических  партнеров  и  не  отказываться  от выгодного  экономического  сотрудничества  с  Западом,  опасаясь  реакции Кремля, стали реалиями сегодняшнего дня. Россия на пространстве Каспийского бассейна, а также на прилегающем Южном Кавказе и Центральной Азии вынуждена конкурировать с США, Европейским Союзом, Китаем, Турцией, а также Ираном. Как представляется нам, значение российского сотрудничества с Исламской Республикой недооценивается  отечественными  политиками,  в  том  числе  и  в  вопросах взаимодействия наших стран в процессе выработки правового статуса Каспийского моря и единых для всех пяти прикаспийских государств механизмов совместного использование его ресурсов», - отмечает автор и констатирует: «Достижение консенсуса вокруг правового статуса и режима экономического использования Каспийского моря без выработки совместной позиции Ирана и России невозможно».

О деятельности прозарадного антииранского лобби в России рассказывает материал Игоря Николаева «Российский «креативный класс» против Ирана». «Вся  мощь  пропагандистского аппарата  российского  либерализма разворачивается  в  сторону  стран, сотрудничество  с  которыми  необходимо прежде всего самой России по одной простой причине — только в сотрудничестве с ними она имеет шансы остаться Державой, а не сырьевым придатком Европы и США. По странному совпадению, бешеную ненависть оппозиции вызывают именно те страны, сотрудничество с которыми «категорически противопоказано» России Госдепартаментом США. Но это ведь — не более чем совпадение, не правда ли?», - отмечается в статье. «Стоило состояться телефонному разговору Владимира Путина с Махмудом Ахмадинежадом, разговору достаточно теплому и конструктивному, стоило наметиться  прогрессу  на  переговорах  по  «иранскому  ядерному  досье»  (а это означает устранение формальных препятствий для диалога с Ираном), как  тут  же  представители  российского  «креативного  класса»  обрушились на  Иран  со  вполне  прозападными  обвинениями  —  в  «подстрекательстве к  терроризму»  и  «нарушении  прав  на  свободу  слова».

Сложные переплетения национальных проблем в Иране рассматриваются в статье сотрудника Института Востоковедения РАН Ланы Раванди-Фадаи «Персидский ковер национальных проблем». «Начнем  с  сухих  цифр. Основными этническими  меньшинствами  в Иране  являются  азербайджанцы 24%, гилаки и мазандаранцы 8%, курды 7%, арабы 3%, белуджи 2%, туркмены 2%, луры  2%,  армяне,  ассирийцы,  евреи, и грузины. Племенные группы: бахтияры, луры, кашкайцы, а также другие.  Совершенно  очевидно,  что при таком разнообразии одна из наиболее важных задач правительства ИРИ — это сохранение целостности государства,  являющимся  многонациональным…»

Отдельно следует выделить в журнале материал Станислава Иванова «Иранцы должны быть уверены, что россияне – их друзья», в котором проводится критический разбор скандального заявления теперь уже бывшего начальника Генерального Штаба РФ Николая Макарова. Напомним, что в апреле 2012 года Макаров заявил, что «Ядерная программа Ирана представляет угрозу безопасности России». Говоря о скандальном заявлении Макарова автор задает вопрос: «А почему угрозу по мнению российского военачальника представляет именно Иран? Более того, Н.Макаров еще больше сгустил краски, заявив о возможном попадании потенциального ядерного оружия Тегерана в руки экстремистов. Почему-то его ничуть не заботит, в чьи руки попадет ядерное оружие НАТО, Индии, Пакистана, Израиля, да и самой России? Не найдется ли очередной «брейвик» или психически  неустойчивый  офицер,  который  нечаянно  или  умышленно  сбросит атомную бомбу? Не взорвется ли еще одна атомная подлодка с ядерным оружием  на  борту?  Не  произойдет  ли  новая  авария  при  перевозке  или хранении ядерных материалов? Ведь пока лишь бомбардировка ВВС США мирных японских городов Хиросима и Нагасаки, да халатность советских специалистов на Чернобыльской АЭС привели к ядерным катастрофам с многочисленными жертвами среди мирного населения. А если вспомнить не так давно вскрывшуюся масштабную нелегальную деятельность пакистанского  ученого-атомщика  Хана  по  экспорту  ядерных  технологий,  то ведь, как установило следствие, на него работали сотни западных специалистов и десятки фирм».

В статье подчеркивается, что «Новая Россия в лице Ирана имеет не только надежного соседа и партнера в торгово-экономической и других сферах, но и страну, которая способствует повышению уровня региональной и национальной (внутрироссийской) безопасности» и приводятся конкретные примеры взаимодействия России и Ирана по самым острым международным проблемам. «Вышеупомянутое  интервью  начальника  Генштаба  России прозвучало резким диссонансом и оказалось по своему тону в какой-то мере  провокационным  по  отношению  к  Ирану.  Российская  общественность в очередной раз была озадачена: что это — поиск новых внешних врагов России или неуклюжая попытка российского истэблишмента сделать реверанс в пользу США и Израиля за счет Ирана? Означает ли это поворот от нагнетавшейся в последнее время в российских СМИ антиамериканской и антинатовской кампании в противоположную сторону или это лишь стремление «идти в ногу» с Западом на иранском направлении?», - задает вопрос автор.

Современый Иран, №8

Прокомментируйте блог или высказывание